Горькая свадьба

Gorkaya_svadbaРегистрация прошла без происшествий.

О молодых думали только родители. Довольные гости заботились больше о том, как они выглядят сами, особенно, женщины. Они то и дело заглядывали в каждое зеркало и поправляли прически и складки на платьях и через раз подтягивали на своих мужчинах галстуки, сопровождая шипением «Не пей больше, до банкета подожди».

Банкета дождались все. Как следует набив желудки и залив их доброй порцией спиртного, женщины расслабились и пустились в танцы помахать новыми платьями и подергать тоненькими плечиками. Их мужья вздохнули, получив свободу, и все чаще выходили из ресторана покурить, проветриться.

Жених выглядел на все сто. Счастлив, скоро станет папой. Невеста же была не просто счастлива. Она ликовала. Никакой токсикоз ее и не мучил вовсе, и животик еще не выпирал из-под дорогущего платья от-кутюр. Наконец-то в паспортах стояли печати, и ее жирный кусок будущей богатой жизни под именем Максимочка никуда теперь от нее не денется. И мама невесты на седьмом небе от счастья порхала, как бабочка, и сдувала с зятя пылинки.

И плевать теперь, что будет петь на ухо его любимая примаман. Плевать на мамашины «Сыночек, не женись на ней!», «Сыночка, она тебя недостойна» и прочее.

А примаман рыдала. День свадьбы сына стал для нее черным днем. Она до последнего дня надеялась, что сын одумается и отменит свадьбу. До последнего момента ждала, что небо упадет на землю и свадьба не состоится.

И небо упало.

Нет, не упало. Оно рухнуло, разбив все надежды на счастливую жизнь сына, но только не с этой… вертихвосткой.

В ЗАГСе Светлана Александровна до последнего держала себя в руках. Но как только сын произнес гордое «Да», она заскулила и тихо сползла по рукаву мужа на пол. Сергей Николаевич только успел подхватить ее и, захлебывающуюся слезами, вытащить из торжественного зала в вестибюль, где своей очереди ждали другие пары с гостями. Мать долго отпаивали какими-то лекарствами и заново рисовали ей макияж.

На недолгое время успокоительных хватило. Но когда на банкете настало время поздравлять молодых, Светлана Александровна так и не смогла встать со стула и выдавить из себя даже слово. Она плакала, закрывая лицо руками. Только успокоится и натянет улыбку на серое лицо, как перед глазами появляется наглая невестка и все заново. Слёзы, слюни, сопли.

Верный Сергей Николаевич поглаживал жену по спине и боялся оставить даже на минуту. Его нежность и любовь к этой женщине так и не угасли за долгие годы, и казалось, он прощал и прощает ей все и вся. Она же всю жизнь молчаливая и нелюдимая, даже подруг не заводила и во всем ровнялась на мнение и желание мужа. Ни шагу в сторону, ни слова поперек.

Вот и сегодня, на свадьбе. Казалось бы, радуйся! Сын женится! Семья растет, скоро внук появится. А свекровь рыдает, и свекор себе места не находит.

– Так, Светка… Колись, что за концерт ты тут устроила? – подсела с Светлане Александровне сестра, приехавшая на торжество из-за тридевять земель, – У людей праздник, а ты сопли на кулак мотаешь. Что за траур такой?

– О-о-ох, Ирка! – тяжело вздохнула новоиспеченная свекровь, и очередная слеза поползла по ее щеке.

– Та-а-ак! Пойдем-ка прогуляемся!

Ирина Александровна вытянула сгорбленную сестру из-за стола и увела прочь. Ирина только махнула Сергею Николаевичу «Не вмешивайся, мы сами. Отдохни». Тот достал сигарету и ушел курить с немногочисленными новыми родственниками.

Женщины вышли из ресторана и медленно пошагали в направлении к дому Светланы и Сергея.

– Ты же ничего, Ирка, и не знаешь вовсе, – начала Светлана, – ты тогда как поступила в свою Москву, как потом в Англию замуж вышла, так и не знаешь ничего. Только на нашу с Сережей свадьбу приезжала, и что до нее было, и после… все как-то мимо тебя прошло.

* * *

Света росла в хорошей семье и уже заканчивала школу, когда в ее жизни появился молодой человек. Все как всегда, первая любовь, первая нежность, первые поцелуи. Света и Кирилл дружили два года, планы на будущее строили. Поступили оба в областной вуз, учились жизни. А потом появилась Валентина. Влезла в отношения и обманом женила на себе Кирилла.

Света осталась одна. Замкнулась в себе, закончила вуз. Перед защитой дипломного проекта дала согласие Сергею стать его женой. Не встречалась с Сергеем никогда, он долго наблюдал за ней со стороны и одним мартовским днем подошел к ней у двери вузовской аудитории и сказал: «Света, а выходи за меня замуж». Света посмотрела ему в глаза и…

И согласилась.

Сергея она не любила, но уважала и надеялась, что с ним и наладит быт. Понимала, что если не устроит личную жизнь в вузе, то вообще не устроит ее никогда, а любила Кирилла. В поселке, откуда она была родом, женихов не было. Их или после школы сразу разбирали, или в вузах.

Вот и Кирилла в вузе к рукам наглая девица прибрала. «Я беременна от Кирюши!» – заявила она тогда во всеуслышание на празднике, где собралась вся группа, в которой учились все «углы» любовного треугольника. Кирилл потупил глаза. Света, молча, встала и ушла с праздника. Следом ушел и Кирилл. Только разошлись они в разные стороны. С того дня они остались просто одногруппниками.

Поженились Кирилл и Валентина через два месяца. А мальчик родился через одиннадцать месяцев после свадьбы. Но, несмотря на обман, Кирилл к Светлане не вернулся.

Светлана продолжала любить Кирилла. Молча. В подушку. Издалека. Знала, когда родился мальчик. Знала, что мальчик хилый и очень болезненный. Знала, как хорошо жил Кирилл, когда его жена снова забеременела.

Понимая, что Кирилл отдалился навсегда, Света, не колеблясь, ответила Сергею и отвлеклась на свою семью. И первая любовь спряталась где-то в сердце.

Единственный сын Светланы и Сергея Максим рос в родительской любви, не зная отказов. До того дня, пока не познакомил родителей со своей невестой.

– Мама, папа, знакомьтесь. Это Юля.

Обычная девочка. Не дурнушка, не красавица. Но как же она похожа на Кирилла!

– Сынок, не женись на этой девочке! Максимочка, ну разве тебе девочек мало? Ну почему именно она?

А Максимочка и слушать не хотел. Ну, понятно… Любовь одного и унаследованная наглость другой непобедимы. Мать невесты была на тринадцатом небе от радости. Наконец-то она пристроила свою доченьку. Да за кого? За сына ведущего кардиохирурга области. И плевать, что в юности была не просто знакома с его женой, а сломала жизни двоих. Светы и Кирилла. Кирилл долго не прожил. Загнанный в погоне за дополнительным рублем для ненасытной жены и избалованной дочери, он умер от инфаркта, не дожив и до сорока.

* * *

– М-да-а-а! История, однако, – почесала затылок сестра Светланы, медленно цокая по асфальту, – А ты-то что соленое болото разводишь? Ну, встретились парень с девкой. Ну, полюбили друг друга. Ну, не родственники же они! Здоровых внуков тебе нарожают. Радоваться надо!

– О-ох, Ирка, – вздохнула Светлана Александровна, – как же она на Кирюшу похожа! Прямо как две капли воды. Прямо Кирилл передо мною восстал. Вот жить с ними и вспоминать, как нам было хорошо?

– А что с ними жить-то? У нах своя квартира есть. Сами жить будут. Стоп! А тебе с Сережей плохо чтоли? Чихнуть на тебя боится. Как пушинку, на ладони тебя носит. Как сыр в масле катаешься! Чего тебе не хватает? Или не любишь его?

– Ну, как сказать? Люблю, наверное. Уж и не знаю теперь. Знаю только, столько лет вместе, я без него и дня теперь представить не могу.

– Ну, вот живи и радуйся! И сына отпусти! Уж будь уверена, он у тебя тоже не промах! Сережины гены доминировали. Максим себя в обиду не даст.

– Ага! Не даст, – Светлана снова заревела, – она же говорит, что беременна. Небось, врет, как Валентина тогда врала.

Ирина замедлила и без того неторопливый шаг. Постояла, помолчала недолго.

– Не врет! Видела, как она ладони к животику прикладывает? Беременная она! Тут уж не сомневайся.

– Ты, правда, так думаешь? – как ребенок, утерла слезы Светлана.

– Ну, конечно! А если ты боишься, что Валентина к ним вмешиваться будет, так тоже не бойся. Она заинтересована, чтоб ее ненаглядная дитятка в обеспеченной семье жила. Что она, родной дочке палки в колеса вставлять чтоли будет? Она не дура! Не бойся! Валя плохо не сделает. И ты к ним не лезь. Живешь при Сергее, и живи себе.

– Но Кирюша.

– А что Кирюша? Козел твой Кирюша! И любила все эти годы ты какого-то вымышленного Кирюшу. Настоящий что-то не очень прощения у тебя просил, когда понял, что его обманули. Мало того, двоих Вальке все же настрогал! Да и нет его уже давно. А Валька эта уже по плечи руки сожрала, что в молодости ошиблась. Олуха охомутала. Не будь он олухом, так сумел бы по специальности работу найти, хорошо зарабатывал бы. А то все так, по совместительствам болтался, сердце загнал.

– Почему же? Может, он переживал за что-то.

– Может, и переживал. История теперь тебе не расскажет. Помяни его и успокойся. Давай-ка лучше в ресторан вернемся? Что-то выпить хочется. Да и тебе не помешает. Сердце открыла. Ты никому раньше тайну эту не рассказывала? Сережа-то знает?

– Сережа знает, – Светлана достала из сумочки зеркало, чтоб привести себя в порядок. – Рассказала на днях.

– Да ты что? – глаза Ирины как-то особенно вспыхнули, – и что сказал? Хотя, если предположить логически, ничего плохого не сказал, и отношения к тебе не поменял.

– Он выслушал, обнял меня и сказал, что все будет хорошо.

– Ох, и молодец-же он у тебя! Люблю я твоего Сережку! Вот мужик так мужик! Мужчина! А ты, Светка – дура… И хоть бей меня, дура. Пойдем, выпьем!

Женщины ускоряли шаг. Ресторан был уже недалеко. Светлана заметно повеселела, а Ирина все продолжала напутствовать ее.

– И забудь про эту Валентину. Была и была! И хрен с нею. Она за свой грех уже сполна заплатила! И покаялась сотни раз. Главное, ты не накосячь. Не лезь к молодым, не дети они уже. Скоро сами родителями станут. И не вой больше. Никому тут твои слезы не нужны. О! Сережа твой вон уже навстречу бежит. Небось, полтонны икры отметал, пока тебя искал. Это хорошо. Будет, чем закусить.

Женщины рассмеялись.

Свадебный вечер прошел очень весело. Мамины слезы все быстро забыли, да и Светлана старалась держать себя в руках. После сестринской жилетки было уже как-то терпимо.


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014