Минус один. Главное – не сдаваться!

Minus_odinНесмотря на произошедшее, жизнь не прекращалась. Ни у Светланы с Алексеем и Машей, ни тем более, вокруг них.

Маша после аварии какое-то время поправляла здоровье. Боль в грудной клетке долго напоминала о себе. Но училась девочка хорошо, школу не пропускала. Пришлось пересесть на трамвай. Ей такой способ передвижения по городу показался очень забавным. Несмотря на кашель, чихи и пуки попутчиков, она нашла в городском транспорте много положительного и по-своему сканировала интересных людей, чему-то училась, ну и не забывала улыбаться симпатичным по ее мнению юношам. Слава богу, что больше улыбок Маша ничего себе не позволяла и не давала возможности знакомиться со своею персоной.

Когда настало время ехать за разбитой Шкодой, выяснилось, что машина Алексея не подготовлена к зиме. Светлана настояла на том, чтоб полностью обновить зимнюю резину.

— У тебя три шипа на четыре колеса. Как вообще так можно ездить? – Удивлялась она. – Хватит и одной разбитой машины. Небольшой денежный запас есть, меняй! И это не обсуждается.

— Обсуждается. Я и так нормально ездить буду. А менять буду, только если ты сама за руль сядешь.

— Я за твой руль не сяду. Я боюсь.

— Чего?

— Она у тебя тяжелая. И громкая. Я свою Шкоду хочу.

— У нас денег не хватит.

— Хватит.

— А что мы тогда будем есть?

— А вот тут ты пока не заморачивайся. У нас два морозильника мясом забиты. Неужели я суп не сварю? И вообще. Давай, ты будешь мужчиной, а я – женщиной. Вдвоем справимся.

Алексей грубо, как умел, обнимал ее и соглашался.

— Конечно, мы справимся. Только ты не отдаляйся. Только будь со мною.

— И ты будь рядом.

Перед сном Алексей всегда крепко держал Светлану за руку, и казалось, что ничто не заставит его отпустить ее даже на шаг. А потом храпели. Дружно и громко. Кот всегда располагался в ногах хозяйки и каждое утро смиренно ждал, когда же она откроет глаза, чтоб громким «МРРРР!!!» потребовать у нее свою порцию кошачьей еды.

За руль машины Алексея Светлана все же села. Действительно, машина была тяжела. Руль поворачивался с неохотой, а педали и рычаг коробки передач были туговатыми. И, несмотря на то, что эта машина является продуктом отечественного автопрома, Светлана полюбила и ее. Несколько раз даже на работу самостоятельно на ней ездила.

А потом Алексей сам стал ездить на своей одиннадцатой. С микроавтобуса он решил уволиться. Нашел новое место работы. Сидел и ждал, когда новое начальство позвонит и скажет: «Выходи на обучение!». Изучив, что да как, Светлана сделала вывод, что там светит не только постепенное увеличение выручки, но еще и карьерный рост. Кроме того, после аварии Светлана уже боялась отпускать его не только на дальние расстояния, которые он преодолевал с легкостью и быстро, но даже и на маршрут в городе. Чужой автобус. Новый. Импортный. Люди на машрутках катаются не все порядочные. Отвечать за дорогущее имущество с каждым днем было все сложнее.

— Хватит! – В один день дружно решили супруги, и Алексей на работу на вышел. Просидел недели две дома, занимаясь домашними делами. А потом вышел на обучение. Времени у него совсем не стало оставаться. Стал работать по выходным и допоздна. Ценил каждую минуту на работе. Учителя уедут совсем скоро. Чем больше он пробудет с ними рядом, тем большему научится и легче потом будет работать и учить подчиненных, о чем ему как-то объявил новый работодатель. Все складывалось хорошо.

Светлана не ревновала супруга. Наоборот, ей нравилось, когда он поздно приходил с работы. Пока его не было дома, она проводила время с пользой для себя и дочери.

В обнимку с ноутбуком Светлана слушала любимую музыку, смотрела любимые фильмы или в тишине писала эссе на темы, особенно остро трогающие ее сердце. Она любила быть одна. Последний год, когда она начала часто встречаться с Алексеем, а потом и совсем переехала к нему с дочкой и вещами, времени для себя было настолько мало, что Светлана стала постепенно впадать в депрессию. Отдыхала она лишь в дороге, за рулем своего любимого автомобиля. А теперь он стоял разбитый в гараже, и Светлане было особенно тяжело. Когда Алексей стал уходить на работу допоздна, Светлана стала использовать каждую удобную минуту для себя.

Работа в офисе кипела и не давала расслабиться ни на минуту. Документы на редактирование поступали один за одним, началась подготовка к выходу номера электронного журнала, который чуть не похоронили несколькими месяцами ранее, а тут вдруг решили продолжить его издание. Вся работа легла на плечи Светланы. Пообещали плюс пять тысяч к зарплате.

Продолжить-то продолжили, добрали нужный материал, и вдруг генеральный директор решил подарить журнал за красивые глазки в какую-то компанию-партнер в саму столицу. Признаться честно, расстраиваться не было причин. Меньше нервотрепки. Но и пять тысяч рублей улыбнулись. Ее, эту нервотрепку, можно было бы и потерпеть, тем более, что-то стало получаться, но ради гонорара, объявленного за него, еще имело смысл подумать, дергаться вообще или нет. Светлана занималась журналом лишь потому, что ей нравилось верстать документы.

Но совсем недавно произошло нечто, что вновь перевернуло все с ног на голову. Только небо стало подниматься над горизонтом, как по неизвестно чьему желанию на работе пришли большие изменения. Лучшую сотрудницу отдела приказом генерального директора перевели в другое управление. Конечно, весь объем ее служебных обязанностей свалился на Светлану. Все произошло быстро, как-то неожиданно и в предпраздничный день, когда мужчины с шоколадом и цветами носились по офису и поздравляли женщин с наступающим восьмым марта. Праздник был испорчен.

Предательством воняло со всех сторон. Несмотря на то, что ранее Светлана делала все, чтоб ее подчиненным работалось в комфортных условиях, сотрудница, не стесняясь, ликовала. Она даже не понимала, что вышло все как-то не по-людски, как-то грязно, как бы исподтишка.

В принципе, такое происходит часто. Призрачное увеличение заработной платы, возможность карьеры, смена рода деятельности. Во-первых, это интересно. А во-вторых, сотрудница тоже платила ипотеку и одна растила сына. Светлана понимала всю ее радость и стремление расти, даже желала удачи. Но все равно ощущение холодного клинка, что невидимо, но торчал из спины, как-то не давало уверенности в будущем дне. Как были даны пояснения директором, события были спровоцированы другой сотрудницей. Коллегой, с которой Светлана работала не один год. Судьба еще раз показала, что людям доверять нельзя. Нельзя дружить. Нельзя помогать. Все равно спасибо не скажут. Все бы ничего, но их косые взгляды, дружное шушуканье и обжимание за дверью кабинета как-то особенно подогревали негативные чувства Светланы и желание поскорее захлопнуть за ними дверь. Но останавливаться нельзя. Были в жизни Светланы и куда большие обиды и предательства. Была закалка. Был иммунитет.

Светлана выдержала паузу, отряхнулась от странных ухмылок, подняла голову, выпрямила плечи и пошла договариваться с начальством. Конечно, Светлане удалось уговорить начальника. Ставку дезертира с соответствующей оплатой оставили в отделе. Это означало, что пахать придется теперь уже два раза за полторых, то есть за троих сразу. Но и зарплата вырастет почти вдвое. Это было и плохо, и хорошо.

Справится ли Светлана? Справится. А станет ли терпеть это ее муж?

Что делать? Светлана знала. Жить! Жить и бороться! Работать и жить. И радоваться тому, что дала судьба. Ничто в жизни не дается просто так, даже испытания. Теперь Светлана твердо знала, что надо. Поработать так с полгода и уходить в отпуск. В декретный. И уже не возвращаться. Светлана хотела ребенка. Возраст позволял, регулярно стимулировало желание Алексея. Он был настроен на рост семьи и активно настаивал на своем.

Но для удобства и восстановления душевного спокойствия надо было срочно восстанавливать Шкоду. Впереди было как минимум два судебных разбирательства. Боевой настрой не угасал. И после окончания предпраздничного дня Светлана, не пожелав отмечать праздник с предателями, решительной походкой двинула к адвокату.

Если бы адвокат оказался на месте, было бы скучно. Это перечило бы всем правилам, которые мешают Светлане идти к победе. Конечно, он уже сорвался с рабочего места, чтоб, как он объяснил по телефону, в предпраздничный день проехать по магазинам и набрать своим дамам достойные подарки. Светлане ничего не оставалось, как пешком топать домой. Благо, на улице пригревали первые весенние лучи, и пройтись часть города пешком было неплохо. Светлана купила по пути подарок для дочери и зашла в любимый магазин «Ткани», где присмотрела неплохую вискозу для летнего платья. Жизнь продолжается, и требования к женской привлекательности никто не отменял.

Праздничные выходные прошли скомкано. Восьмого марта Алексей на работу не пошел, поэтому из трех выходных у Светланы получилось всего два. Ей было приятно, когда он был рядом, но отдыхать в одиночестве, лежа в тишине возле ноутбука, ей нравилось больше. За четыре года одиночества до появления Алексея она привыкла к такому отдыху.

В выходные Светлана все же попала к адвокату. Он дал ей некоторые советы, и ей стал понятен дальнейший порядок действий. В первый же рабочий день она подала заявку независимому эксперту, на неделе дала телеграмму с вызовом на второй осмотр машины, которую виновник аварии, скрывшись в неизвестность, так и не получил, зарегистрировала «приглашение на осмотр» в офисе Росгосстраха и определилась с ремонтной базой. Послепраздничная неделя началась плохо.

С самого утра навалилось работы. Плакать по этому поводу она не собиралась, не впервой. И не такое видали. Подумаешь! Минус один сотрудник… Тем более все будет щедро вознаграждено. Плохо было то, что все обстоятельства сопровождались сильным негативом. Он буквально высасывал все силы, что еще были в ее хрупких плечах. Плюс многие, знающие о Светиной автомобильной печали, приходили и капали на мозг: Надо делать так! Не вздумай делать эдак! Тебе должны были дать это!..

Придя домой, Светлана села у порога на корточки и тяжело вздохнула. Дома было неприбрано и на кухне было пусто.

— Маша! – чуть слышно позвала Светлана. Сонная Маша выглянула из комнаты.

— Доченька, почему ты не прибралась?

— Я спала.

— Я тоже хочу спать. – Чуть ли не крикнула Светлана. Она скинула за восемь лет видавшую виды искусственную шубку и пошла готовить. Через час придет с работы Алексей.

Маша засуетилась. Через полчаса пол в квартире сиял чистотой. На кухне шипело, кипело, парило.

За ужином Алексей стал выспрашивать, как дела. Светлана отвечала неохотно. Ее все раздражало.

— А ты хоть определилась, куда машину гнать в ремонт? Ты хоть спросила, с какими ремонтными мастерскими они работают? – Продолжил Алексей.

Вот это «ХОТЬ» настолько взбесило Светлану, что она заплакала. Ей казалось, что это его «ХОТЬ» только унижает ее и молотком бьет по мозгам «Не умеешь», «Не знаешь», «Дура», «Тупая». Светлана бросила вилку и гневно зашипела:

— Алексей, давай поедим спокойно? Я устала. Я сейчас не хочу об этом говорить!

— Но почему? Делать-то надо!

— Надо! Но я не могу быстро и на ходу соображать, что делать, куда бежать, кого слушать и кому какие вопросы задавать! Это ты при погонах, ты знаешь, кто и чем занимается, это ты понимаешь всю эту политику! А я в такой ситуации первый раз! У меня нет опыта! Я ничего не знаю! И вообще! Я устала, я хочу есть, я сегодня работала без обеда!

— Ну, ладно! – обиделся Алексей. – Я больше вообще не буду задавать тебе вопросы. Как скажешь, так и будет.

Вот сейчас вообще все замечательно! Новые мысли в голове женщины стали с дикой скоростью заменять старые. Ты еще и обиделся. Еще я и виновата. Царь! Обидели его величество. Блин! Ну, молчи!

Алексей поел и ушел курить. Кое-как впихнув в себя второй кусок какой-то пищи, ставший последним в этот вечер, Светлана молча убрала со стола, помыла посуду. В спальню, где сейчас муж будет смотреть телевизор, или в зал, вновь превратившийся в склад при ремонте балкона, идти не хотелось.

— Маша, можно я у тебя в комнате гладить буду? Посмотрим вместе что-нибудь.

— Мммм! Неее! – Отрицательно покачала головой девочка. – Мама, я хотела там…

Что хотела там делать Маша, Светлана уже не слышала. Боль и обида помешали услышать дочь. Ну вот! Даже дочка тебе, мамаша, не рада! Кому ты нужна со своими проблемами?

Светлана помылась, проревелась в душе и уже в половине девятого легла под одеяло. Алексей лежал рядом, но обнять ее не решался или не хотел. Или даже ждал, когда женщина сама припадет к нему на плечо и промявкает робкое «Ну, прости меня!» Но Светлана это делать решительно не желала. С чего бы вдруг?

Чтож! Каждый горд по-своему! Сила в борьбе с силой всегда трещит, искрит и раскаляется докрасна. Время найдет, чем помирить супругов.

Светлана включила свой старый ноутбук, чтоб хоть как-то отвлечься работой, которую взяла на дом, но и это не помогло. Лишь кот запрыгнул к ней под одеяло, облизал ее руки, подбородок и, замурлыкав, улегся у ее животика.

Сна в ту ночь не было. Выжатая, как лимон, Светлана утром побрела на работу.

Весь вторник прошел в молчании. Какая-то рутинная работа, какие-то звонки, беготня, хлопоты, кухня, утюг, ноутбук, кот. Днем позвонили из ремонтной мастерской, куда еще в середине февраля Светлану и Алексея возили Светина подруга с мужем. Повторюсь, у них такая же Шкода, и они год назад чинили такие же повреждения. Позвонили, предложили свои услуги, договорились.

Лишь в среду Светлана попросила мужа:

— Ты сможешь в выходные отогнать мою машину в мастерскую?

— Я же сказал, я сделаю так, как ты скажешь. Принимай решение сама!

— Ну, отлично! Спасибо.

Действительно, отлично! Сама, так сама. Не надо надеяться на кого-то. А то получится, кто в лес, кто по дрова. А так… как сама дрова нарублю, так и нарублю. Сама и виновата буду. Стало как-то легче.

В пятницу в три часа дня машина стояла уже в боксе автосервиса.

Машину быстро разобрали, выявили кучу скрытых дефектов, среди которых поврежденная правая дверь, выгнутый ланжерон и еще много чего недешевого. Встал вопрос, имеет ли смысл ездить на ремонтированной, но все равно уже битой машине, или продавать ее и ехать за новой. Светлана твердо заявила: «Если ехать. То только в Питер!» На немой вопрос «Почему?» поступило неопровержимое: «Там есть возможность взять хорошую чешку с пробегом по европейским дорогам, и не так дорого, как в нашем сраном Бандитогорске!».

Спорить никто не посмел. Зачем? Спор с разгневанной и нервной женщиной о том, что еще на воде вилами писано, мог спровоцировать очередную истерику.

К выходным пришло семейное примирение. Как-то само, без приглашения. Настало время искать деньги на ремонт. В автосервисе заявили, что заказ деталей по стопроцентной предоплате. Страховщики еще не перечислили даже мизер, судиться было еще рано. Да и после суда недоначисленная сумма придет не сразу. Стало известно, что максимальная сумма на ремонт от страховой компании будет не больше ста двадцати тысяч. Причинение вреда здоровью ребенка врачи не признали. В листе, что любезно по первому требованию привезли сотрудники ГИБДД, было черным по белому написано «…отсутствуют видимые телесные повреждения в области груди, свидетельствующие о наличии травмы. Диагноз «Ушиб грудной клетки» не является телесным повреждением, следовательно, судебно-медицинской оценке не подлежит.»

В принципе, все было понятно. Наверное, только у Маши в грудной клетке сердце не живет. Светлана сама слышала, как оно стучит. А врачи, наверное, полагают, что оно с ударом автомобилей укатилось в пятки и его безопасности больше ничто не угрожает.

Потихоньку Светлана привыкла к увеличенному объему работы. Надо сказать, что такой режим ее нисколько не смущал. Она даже находила возможность самореализоваться и написать что-нибудь для себя, в стол, на будущее. Спокойно работая на работе, она стала морально готовиться к тому, что весной начнет судебные процессы со страховой и с виновником. Контора снова стала задерживать заработную плату. Перспективы не радовали.

— Ну, ничего! – утешалась Светлана. – Придет время, и на моей улице перевернется КамАЗ с капустой. Главное – не сдаваться. Алексей же появился! Значит, и машина починится. И даже новая потом купится. И дом построится, как Алексей мечтает. А во дворе нового дома еще будет делать первые шаги ребенок, который еще родится у Светланы с Алексеем. И гладиолусы в палисаднике дома будут цвести, и ромашки. И огромные вишни будут наливаться у забора и угощать всех проходящих мимо. И помидоры с огурцами будут зреть в парниках, и еще много чего будет. Но это все будет потом, а сейчас надо это все заслужить, для начала преодолев нынешние трудности.

В пятницу двадцать второго марта Светлана приехала в гости к своей Шкоднице. Не одна. Независимый эксперт – молодой шустрый парень – минут сорок скакал возле разбитой машины и фотографировал. Казалось, что сфотографировал каждую мелочь. Колотого пластика было выше крыши.

 

Содержание

Минус один
Второе февраля
Дела офицерские
Любезные страховщики
Главное – не сдаваться!
Первое апреля
Суд


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014