Минус один. Первое апреля

Minus_odinНо надо отдать должное. Пришел день, и бывший муж вызвал Светлану в свой кабинет. Скромно улыбнувшись, он достал из тумбочки сорок тысяч рублей и протянул:

— Вот, возьми. Это тебе на ремонт. Из своих вынул. Вернешь, как сможешь.

— Отлично! Спасибо! Я верну. Расписку?

— Нет, не надо. Я и так знаю, что вернешь.

Но расписка все же в тумбочку легла. Светлана настояла. Вернувшись на рабочее место, она достала из сумочки мобильник. Ух! СМС! Ба-а-а!!! Росгосстрах! Неужели! Это означало, что на ее счет перечислена первая сумма на ремонт. Сумма, которую насчитали в страховой по итогам первого осмотра. Это лишь видимые повреждения.

— Ну-ка! Ну-ка!!! Сколько там?

Светлана прочла СМС. Села.

— Не поняла!

Если сказать, что Светлана, пардон, охренела, то это ничего не сказать. На экране телефона светилось: «На вас счет перечислено 14495 рублей». Это же только на один капот. То, что Россгострах всегда сильно занижал сумму выплат по ДТП, Светлана знала, но не в пятнадцать же раз!

Сначала чувство гнева захлестнуло Светлану, но позже, когда Светлана взяла себя в руки, несколько ироничный смех развеял все сомнения в необходимости услуг адвоката и независимого эксперта.

Суду быть!

В пятницу 22-го марта, как и было назначено, независимый эксперт, назвавшийся Алексеем Сергеевичем, парнишка не старше тридцати прибыл в автосервис, где стояла разобранная Шкода. Подошел, посмотрел, почесал затылок, присвистнул:

— М-да! Неслабо! Много считать придется. Деньги-то есть?

— В смысле? – не поняла Светлана.

— Ну, тебе эта оценка в пять рублей встанет.

— Ну, пять тысяч рублей я найду. Все равно судиться. Вернутся.

— А сколько страховая прислала?

— Четырнадцать с половиной без пяти рублей.

— Сколько??? – парень присел и округлил глаза.

— Да-да. Ты фотографируй, фотографируй. Суд сто процентов будет.

Алексей стал фотографировать. Минут сорок он танцевал вокруг машины и совал под объектив каждую мелочь.

— Ох! Как бы не пришлось считать утрату автомобиля. – Вдруг сказал Алексей. Светлана насторожилась.

— То есть?

— Вот сколько Ваша машина стоила до аварии?

— Ну, где-то триста шестьдесят, триста семьдесят.

— О! Как быстро Вы ответили!

— А что тянуть? У меня за неделю до ДТП покупатель нарисовался. Я уж поинтересовалась, сколько стоит такая лапочка.

— Понятно. Ну, так вот! Если стоимость ремонта равна или превышает 85% от стоимости авто на момент ДТП, то авто считается убитым. То есть пропадает смысл его восстановления. Просто требуют денежную сумму с виновника, то есть продают ему остатки по цене, что была до аварии.

Через неделю он выдал заключение, где было написано, что даже с учетом износа автомобиля стоимость ремонта чуть превысит 223 тысячи рублей. Двести двадцать три! И вовсе не каких-то там четырнадцать с половиной. Уже и в суд можно танцевать с таким заключением эксперта.

Так Светлана и сделала. Собрав все документы, она отвезла несколько их копий адвокату, адвокат – в суд. И через некоторое время предварительное судебное заседание было назначено на 29 апреля. Воз медленно, со скрипом, но все же продвигался вперед.

Но большие дела быстро не делаются, и суд никогда моментально не назначает такие процессы. Сначала там долго перетряхивают все документы, сверяют факты, и длится это около трех недель. А за эти три недели жизнь течет так же, как и текла ранее. Так же как и до обращения в суд. Шли будни, пролетали выходные и праздники. В один из дней пришел какой-то праздник, который все вокруг называли первым апреля. Светлана помнила его из прошлой жизни, даже помнила, что в этот день полагается кого-то разыграть, но с утра что-то пошло не по колее и настроение было, прямо скажем, Некомильфо. Но на работе все исправилось.

А началось все с грандиозного розыгрыша, который придумал и удачно провернул кто-то из сотрудников. Чистой воды подстава. Конечно, сначала было много недовольных, но потом, когда страсти улеглись и все поняли, что к чему, вся контора хохотала так, что казалось, пришло долгоиграющее землетрясение.

Один из сотрудников проходя мимо канцелярии, спросил секретаря: «Данилкин у себя?» Молодая секретарь, не поднимая головы, отрицательно мотнула головой, разбавила кратким «Уехал на обед до половины третьего» и продолжила копаться в служебных записках.

Замечательно!

Контора была немаленькая. Более двухсот сотрудников. Во главе со дня ее основания более двадцати лет назад было и есть три больших хозяина. Данилкин был максимально приближен к народу. Никогда не зазнавался, общался со всеми на равных и умел ценить все и вся.

Сотрудник прошел три шага к другой секретарше. Яна тоже вся была в бумажках. Попутно принимая телефонные звонки, она успевала впитывать и информацию от каждого мимо проходящего сотрудника. В такой запарке девчонки-секретари многое делали на автомате, даже не задумываясь.

— Яна! Дорофеев просил переставить его стол поближе к окну. Системщики на месте?

— Да. На месте.

— Надо их озадачить. И Владимира. Пусть придет, переставит.

Сотрудник быстро удалился. Яна подняла трубку телефона.

— Ало! Алексей Анатольевич. Секретарь. Пришлите, пожалуйста, своего Владимира в кабинет Данилкина! Да… Стол переставить. Да… Не знаю… Ахаха! – Нажала на рычажок. Отпустила, ткнула еще несколько клавиш. – Ало! Иван Владимирович. Секретарь. Через полчаса пришлите своих системных администраторов в кабинет Данилкина … Не знаю… Сам просил… срочно отъехал… Ахаха!.. Я запомню…

И началось!

Прибежал Владимир. Этот волшебный человек умел делать все. Чинил всю сантехнику, чистил от снега и грязи околоофисную территорию и корпоративную парковку, чинил двери, окна, даже новогоднюю елку на праздники приносил и уносил. И ему было всегда все равно, какой праздник. Елку поставить и выпить за ее красоту и красоту он был всегда готов. Несмотря на то, что он то ли забывал мыться, то ли осознанно игнорировал ритуал омовения, офисный народ относился к нему всегда благожелательно, даже любил его. Владимир улыбался всегда, всегда разговаривал с любым сотрудником и помнил по имени каждого.

Тут же пришел и сисадмин Максим. Присоединилась и Яна. Втроем они дружно перетащили со стола в пустой угол на журнальный столик все бумаги начальника, Максим моментально отсоединил от компьютерной техники все провода, Владимир передвинул стол, перетащил стул, тумбочки поближе к окну, как и было заказано. Максим стал подтягивать провода, все снова подключать. Возникли некоторые проблемы. Телефонный кабель оказался коротковат. Парнишка сбегал в серверную, принес кусок подлиннее, подсоединил. Яна стала возвращать и аккуратно укладывать бумажные пачки.

Через час все было готово. Каждый, сделав свое дело, убежал на обед.

В половине третьего приехал Данилкин. По привычке чуть ли не ногой он открыл дверь в свой кабинет и… онемел. Портфель выпал из его рук. Мужчина потерял дар речи. Через несколько секунд дар вернулся и заставил закричать:

— Я не понял, что тут произошло!

Яна округлила глаза и начала заикаться:

— Так… Владимир Алексеевич… Эээ! Вы… Вы… Так Вы же сами велели! Чтоб светлее было!

В это время пришел еще один такой же важный директор. Он заглянул в открытый кабинет коллеги, оценил происходящее и захохотал. Потом похлопал Данилкина по плечу и поздравил:

— Ну! С первым апреля тебя! – повернулся к девушке. – Яна, кто такой догадливый?

Яна поняла, что произошло. Но кто сочинил такую кашу, вспомнить не могла, понимала лишь, что провернула все сама.

Понятно, что вторую половину дня никто не работал. Веселое настроение овладело всеми. И все взяли его домой.

Придя домой, Светлана заметила, что Алексей ее настроение не разделял и даже не собирался. У Маши начались каникулы, и она убежала к своим бабушке с дедом.

Спокойно поужинали, прибрались в квартире, приготовили что-то съедобное на следующий день. Алексей сел за ноутбук познавать азы новейшей техники ГЛАНАС, Светлана подсела рядом. Надо кого-то разыграть. Что первое апреля зря пропадает? Кого?

О! Слава!

Родного брата Светлана разыгрывала почти всегда. Нельзя забывать.

— Леш. А ты со Славой телефонами обменивался?

— Нет.

— О! Класс! Дай мне свою мобилу.

Светлана нажала несколько клавиш. Слава ответил быстро. Чужой номер. Слава был насторожен.

— Ало!

Светлана зажала пальчиком левую ноздрю и чужим голосом поздоровалась.

— Здравствуйте, Вячеслав Алексеевич.

— Здравствуйте.

— Я – мама Кати Поповой. Это новая одноклассница Вашего Сергея. Вы говорить можете? Я Вас не отвлекаю?

— Говорить могу. Я понял. Еще раз здравствуйте.

— Да. Знаете? Вячеслав Алексеевич, мне Ваш номер дали в школе. У нас с Вами образовалась проблемка. Общая.

— Слушаю.

— Понимаете? Мы ходим в вашу школу чуть больше двух недель. Но каждый день Ваш сын оказывает моей Кате большие знаки внимания. Я просто обязана Вас предупредить. Сначала это были записки, СМСки, а потом начались и подарки.

— Так.

— Я, конечно, непротив, но подарки-то некопеечные.

— Что было последним подарком?

— Эээээээ! – задумалась Светлана. Что бы это могло быть? Алексей, услышав, что творится рядом с ним, очень заинтересовался, бросил свое занятие и стал, улыбаясь, слушать. Взглянув на себя в зеркало, Светлана продолжила. – Вот сегодня Катя принесла домой серебряную цепочку. Не скажу, что толстую, но все же это уже серьезно. Вы знаете о симпатиях мальчика и его действиях? Это Вы его спонсируете?

— Нет. Я его не спонсирую.

— А мама?

— Мама тем более нет.

— Хм! А у Вас дома деньги не пропадают?

— Да, в общем, ни разу не было таких случаев.

— Ну, понятно. В общем, Вы все равно подумайте, поговорите с мальчиком.

— Извините, а Вы не ошиблись? Это именно мой сын? – засомневался Слава.

— А Вы считаете, что я мало Вам дала доказательной информации? Ваш сын – Сергей Вячеславович, ученик седьмого класса А, сорок восьмой школы. В этом классе один Сергей. Да и Вас я назвала не Самуилом Маршаком.

— Ну, в принципе, да.

Не давая брату возможности вставить слово, Светлана продолжала щебетать.

— Не! У меня, конечно, есть предположение, откуда идет финансирование. Прежде чем перевести Катю при переезде с Машгородка, я прошла ряд школ в вашем районе. Я видела Вашего сына. Признаюсь, он произвел на меня большое впечатление. Потом я стала за ним наблюдать. Мальчик развит не по годам.

— Спасибо.

— Но Вы знаете? Я заметила, что он решает контрольные и домашние задания почти всем своим одноклассникам.

— Да-а-а?

— Да! Возможно, он берет какие-то деньги с одноклассников?

— Я поинтересуюсь.

— Да. Поинтересуйтесь, пожалуйста. Заострю Ваше внимание. Это все же несколько нештатная ситуация. Знаете? У меня предложение. Вот рядом со мною мой муж. Я передам ему трубочку, поговорите с ним, пожалуйста. – Алексей отрицательно закивал головой и замахал руками, но Остапа несло. – Думаю, вы вместе сможете по-мужски найти выход.

Слава даже вякнуть в трубку не успел, Светлана сунула телефон Алексею под ухо. Алексей округлил глаза, но игру поддержал.

— Вячеслав Алексеевич, добрый вечер.

— Да. Добрый.

— Вам понятна ситуация, Вячеслав Алексеевич?

— Да. Конечно. – Слава кашлянул в трубку, шмыгнул.

— Ну, тогда с первым апреля Вас, Вячеслав Алексеевич!

После непродолжительной паузы Слава рассмеялся. Светлана выхватила трубку и захохотала:

— Слав, а клево я тебя разыграла?

— Даааааа… — признал брат. – Не хуже чем тогда, с глухонемыми соседями снизу, которые в истерике звонили и кричали, что я их топлю!

Похохотав с братом, Светлана с Алексеем не остановились на одном розыгрыше. Алексей вошел во вкус и начал разыгрывать своих родственников.

В тот вечер они совместно отправили одного двоюродного брата в гараж выпускать какую-то громкогласую кошку, второго двоюродного брата отправили в гости к маме, кого-то привлекли к уголовной ответственности за побег с места ДТП. И даже продали ведро котят хаско-сиамской породы. Вечер удался.

Содержание

Минус один
Второе февраля
Дела офицерские
Любезные страховщики
Главное – не сдаваться!
Первое апреля
Суд


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014