Незастекленный балкон

Nezasteklennyj_balkonВ тот вечер соседи на восьмом этаже разругались не на шутку. Громкую ругань сопровождали визг и битье посуды. Супруги, не стесняясь, бросали друг другу обвинения в измене и обзывали нелестными словами. И каждый из них считал себя правым на все сто.

— Эти твои командировки мне уже поперек горла стоят! – кричала Светлана. – Это еще надо разобраться, куда ты с такой регулярностью катаешься. Это еще надо проверить, в какую Сызрань у тебя билеты куплены. Это твоя секретутка их тебе заказывает? Уж не в свою ли спальню? Знаю я ее! Под сраку лет, а все не замужем.

— Что ты несешь? – отвечал Анатолий. – Какая еще секретутка? Ты моих подчиненных не тронь. Лучше скажи, кого ты сюда водишь, пока я в отъезде. Опять со своим Витенькой снюхалась? То-то я смотрю, он квартирку поближе к нам прикупил. А что не в доме напротив-то? Или кишка тонка на элитный дом. И вообще! Вот это безобразие чьих… – мужчина на секунду замолчал и, видно, не подобрав нужные слова, выкрикнул – Чье это безобразие?

В ответ раздался женский визг. Снова зазвенела посуда.

Лето стояло жаркое и сухое. Окна и балконные двери во всех квартирах были распахнуты, и все соседи с интересом слушали семейный скандал. Даже ультрасовременная Дашка с пятого этажа выключила акустику и выскочила на балкон как будто покурить. Кстати, ранее музыка курить ей не мешала.

И только Надя знала, что стало причиной соседской ругани. Она сидела на балконе и слушала. Она сделала все, чтоб сохранить свои интересы, и изначально понимала, даже знала, что эта ссора произойдет. Это она помогла разгореться скандалу, но радости она не испытывала. Уж лучше пусть соседский скандал, чем пожар.

Началось все весной, когда в город пришла первая жара. Надежда вышла на балкон, чтоб прибраться после зимы и помыть там пол, застланный линолеумом. За зиму накопилось не очень много пыли на полу, тем более дом построили совсем недавно внутри старого квартала, большие дороги были не близко и асфальтная пыль на седьмой этаж не долетала. Но среди уличной пыли на линолеуме лежало много всякого некрупного мусора и окурков. От женских сигарет – тонкие, длинные. Линолеум под окурками был прожжен в четырех местах. Картонная коробка с литровыми банками, тоже пострадала от окурков.

Это не понравилось Надежде. Так недалеко и до пожара. Она подошла к ограждению балкона и посмотрела сначала по сторонам, соседские балконы были очень далеко, оттуда ничто не сможет долететь даже при большом желании, а потом наверх. Сверху еще два балкона. На восьмом этаже живет семья с двумя детьми-подростками, а на девятом квартиру заселили и скрылись в неизвестном направлении, там никто не жил. Это Надя знала наверняка. Преступники жили на восьмом. Это точно. Больше некому.

Надя поднялась на восьмой этаж и нажала на кнопку звонка. Дверь открыла Светлана.

— Здрасьте!

— Здравствуйте, я соседка снизу.

— Мы вас не топим! – сразу начала атаку Светлана.

— Нет, я не за этим. Я на балконе окурки нашла. Вот! Ваши. – Надя протянула мешочек с уликами.

Светлана округлила глаза, посмотрела на мешочек.

— Хм! Да я в пепельницу курю.

— Но окурки-то вот они! Они мне линолеум прожгли. Вы пожар хотите?

— Ничего я не хочу. А может, это не наши?

— А чьи еще? Я не курю. Да даже если бы и курила, я же себе не враг. Себе под нос такой мусор бросать не стану.

— Ну, застекли балкон. Или убери все оттуда.

— Извините, я не советую Вам, что откуда убирать в Вашей квартире. А застеклить мне не на что. Я – мать-одиночка. Я пришла лишь попросить, чтоб Вы окурки вниз не бросали. Задувает.

— Вот, может дочка и курит твоя?

— В три года? – Надя развернулась, чтоб пойти домой.

— Подожди. Как тебя зовут? – спросила в спину Светлана.

— Надя.

— Знаешь, Надь. Не хочется ругаться. А знаешь? А ты приноси нам весь мусор, что упадет с нашего балкона. И эти окурки, если еще нападают, и еще что там…

Надя почесала бровь и снова протянула пакетик с мусором, Светлана взяла.

— Ну ладно. Вы сами предложили.

Второй пакетик с окурками Надя принесла через две недели. Потом были третий, четвертый. Надежда всегда робко здоровалась и протягивала пакет: «Это ваше». В пакетах, кроме окурков, оказывались и носки, и какие-то бумажки, и мятые пластиковые стаканчики, и обертки от шоколада.

Светлана всегда без скандалов забирала мусор и закрывала дверь. Но все это было как-то безнадежно, количество мусора не убавлялось. Окурки продолжали падать на балкон, и чем жарче было на улице, тем соседи чаще выходили на балкон покурить.

Надежде это надоело. Надо было что-то делать, иначе балкон вспыхнет. Жаловаться? Кому? Наши структуры работают так красиво, что пока не случится беда, никто и слушать не станет, что она может случиться. Мужчине, другу? Нет таких рядом. Балкон застеклять? Тоже не получится. Во-первых, не на что, а во-вторых, все равно в жару его окна открывать придется, от окурков это не спасет.

Идея пришла неожиданно. Надя обрадовалась. Так! Где-то в сумке завалялся презерватив. Нашла. Иди сюда, миленький! Надя открыла маленькую упаковочку, достала презерватив, развернула и дунула в его. О! Как будто использованный. Нет! Еще неиспользованный. Надя метнулась в ванную. Перламутровый гель для душа подошел идеально. Так, теперь пусть погреется, посохнет немножко на солнышке. Заветрится. Через полчаса сюрприз был готов.

Хихикнув, Надя завязала очередной пакет с соседским балконным мусором и поднялась на восьмой этаж. Пакет с сюрпризом приняли как обычно без скандалов и лишних разговоров.

Дверь захлопнулась, и начался скандал.

Надя сидела на полу на балконе, опершись спиной о стену, и слушала. На душе скребли кошки. Некрасиво, конечно, получилось, но как еще бороться, если люди иначе не понимают?

Кажется, Светлана догадалась. Окурков на балконе больше не было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.