Путешествие «МММ». Магнитогорск.

Puteshestvie_Magnitogorsk–Moskva–MagnitogorskДальше дорога была спокойной, без приключений. Умяли по паре беляшей. Ближе к Магнитогорску, чтоб не уснуть, включили радио, и нам снова пели песни, адресованные некой Полине Андревне. Бородач частенько по рации спрашивал, как там пострадавшая. Женщина какое-то время ещё бушевала и плакала, но, когда Бандана влил в нее четверть флакона и спел утешительную колыбельную, она угомонилась и провалилась в беспокойный сон.

В Магнитогорск приехали около четырёх часов ночи. На подъезде к городу нас встретила карета скорой помощи, куда быстренько и перегрузили нашу спасенную. Мы только успели спросить, в какую больницу её увезут. Я знала, где это. Всё хорошо. Это хорошая больница. Завтра, когда выспимся с дороги, обязательно её навестим. Скорая умчалась, а мы остались на дороге прощаться с Банданой и другими попутчиками. Дальнобойщики поехали устраиваться в какую-то гостиницу. Они, конечно, сказали название, но мне оно ничего не говорило.

Перед тем, как распрощаться, мы втроем – Бандана, Андрей и я – скоренько приговорили остатки обезболивающего. Так сказать, за всеобщую коммуникабельность! Ну, мне-то молочком пришлось эту коммуникабельность смазывать, а вот мужикам по полстакана получилось. Надо отметить, что глазки бородача сразу веселее забегали, а вот Бандана принял допинг, словно компот. И даже не крякнул. М-да! Впитой, однако…

ГИБДДшники только похихикали, глядя на нас, но я уверена, каждый из них облизнулся и даже слюнку сглотнул, когда мои орлы опрокидывали свои емкости. Мы еще раз крепко обнялись с Банданой и Немтырём, пожали руки их коллегам и, сопровождаемые бдительным патрулём, поехали домой.

Всё же, власть – это сила, скажу я вам. Удивительно, но каким-то образом Юриванч сумел найти в большом табуне Магнитогорских гаёвников моего старого знакомого Петра, занимающего у нас в городе не последнее место в местной гаёвной власти.

Петр позвонил мне и сказал, чтобы я на ночь машину с транзитными номерами на улице не оставляла. Ну, естественно. На этот случай мне та самая моя боевая подруга Юлька, о которой я рассказывала в самом начале этой истории, дала ключи от своего гаража. Гаёвники сопроводили нас до гаража и потом довезли до подъезда моего дома.

Уснули мы быстро, только успели упасть, и проспали до обеда следующего дня.

Разбудил меня телефонный звонок. Андрей продолжал сопеть в две дырочки, даже и не собираясь просыпаться. Я нажала на зелёную кнопочку своего старенького и видавшего виды аппарата, который включила ночью на подъезде к городу, и ничего не успела сказать. Только чуть сиплый голос Петра заставил меня встрепенуться.

– Полина, ну где ты пропала? Тебя в РЭПе уже час, как дожидаются.

Я резко прыгнула на кровати.

– Как дожидаются? А сколько времени?.. Как двенадцать?.. Ничего не понимаю? Я чё? Проспала что ли?.. Аффигеть!!! Так за машиной ещё надо топать… Дык… в гараже! Как без неё?.. Как всё готово?.. Только расписаться? Даст ист фантастиш! Хорошо, через час. В какую? Сам встретишь? Замётано.

Отключив телефон, я снова легла и потянулась, по-кошачьи выгнув спинку. Боже! Как хорошо. Всё-таки резко вскакивать после глубокого сна не рекомендуется. Надо просыпаться медленно. С чувством, с толком, с расстановкой. Потягиваясь и сладко мурлыкая.

Так я лежала минуты три, после чего набралась силы и выдавила:

– Через пятьдесят шесть минут мы должны быть в кабинете начальника РЭПа. Это четыре светофора и одно круговое отсюда. Ты первый в ванную! А я на правах хозяйки – на кухню.

Тёплый душ, утренний чай с остатками беляшей, звонок старому дружбану, подрабатывающему в такси, скорый макияж и в строго назначенное время, минута в минуту, я стояла у дверей главного гаевника. Вскоре мы довольные вывалились из здания РЭПа с новенькими автомобильными госномерами. Самыми обыкновенными, безо всякой напыщенности и признаков блататы. Первое, что сделал бородач, так это пристроил один их номеров мне на попу:

– О! А тебе идёт!

За примерку Андрей тут же получил другим номером по лбу и захохотал, довольный собой.

Дружбан мой на такси ждать нас не стал. Что-то там у него жена опять забуянила, и он поехал её успокаивать, пообещав, что приедет, куда и когда мы пожелаем, но не ранее, чем часа через два. А мы и не расстроились.

Погода была просто чудная. Дождик весь вылился ещё ночью, остудив раскаленный город и принеся новое настроение. Теперь на улице было настолько хорошо, что хотелось гулять и гулять. В принципе, нам ничто и не мешало это делать. Выйдя из здания, мы пошагали по улицам знакомить бородача с городом.

Город у нас, конечно, не такой огромный, как Москва, но и селом его назвать было бы очень обидно и несправедливо. Обычный провинциальный городишко со своими прелестями и недостатками. Разнокалиберные домики и домишки, кафешки с фонтанчиками и без. Все улочки довольно-таки чистенькие, есть, где прогуляться, посидеть, отдохнуть. Вот по ним-то мы и пошли дефилировать.

Была суббота. Самое время свадеб. Весь город был настолько заряжен позитивом, что, казалось, из каждой даже самой маленькой забегаловки звучал вальс Мендельсона. Наряженные автомобильчики толпами бегали по улицам и сигналили всем подряд. Нас даже раза три втягивали свадебные ураганчики, и мы оказывались в кругу счастливых пьяных приглашённых. Нас угощали конфетами, шампанским, а мы лишь, оказываясь возле молодых, желали им пожизненного счастья и загадывали желания.

День был необыкновенно волшебным. Мне казалось, что такой счастливой я никогда не была. Даже на собственной свадьбе. Но и день-то ведь ещё не кончился. Впереди ещё вечер и теплая летняя ночь. И только завтра, когда Андрей уедет, ко мне снова вернутся мои проблемы и вечера одиночества. Но об этом мне вспоминать вовсе не хотелось. Я радовалась тому, что само идёт в мою жизнь.

Нет, не идёт, а плещет мощным звонким фонтаном. И мне было плевать на все свои синяки и ссадины, которые с усталостью болели всё больше и больше. И мне было плевать на все неудачи и ошибки своей прошлой жизни. И мне было плевать на всех своих недругов, соперников и просто завистников.

Мне было хорошо. Мне было отлично! Мне было волшебно.

Прогуливаясь с мороженым по широким улицам и весело щебеча и радуясь любой мелочи, мы и не заметили, как прошёл день. И надо признаться, уже и кушать захотелось. Вдруг мы увидели, чуть впереди нас припарковалась большая машина. Ба! Да это же Бандана! Мужики выпрыгнули из кабины и побежали к нам. Странно! Обнимались мы с ними, будто сто лет не виделись.

Решено было бросить КамАЗ прямо тут, и всей толпой, если так можно назвать, мы двинули в ближайший кафе-ресторан. В этом заведении я была не единожды и очень его любила. Кухня тут была просто замечательная. Готовили быстро и, главное, порции были большие и красивые, да и сервис на уровне. Мы заняли самое уютное, на мой взгляд, место и сразу же заказали пиво. Но тут встал вопрос, кто из наших дальнобойщиков за рулём? Видно же, что расслабиться хочется каждому. Пришлось тянуть жребий. Не повезло Немтырю. В расстройстве он с такой силой хлопнул ладонью по своей же коленке, что на нас обернулись все посетители паба, а их было немало. Время было уже восемь, и все столики были заняты. Лишь по соседству с нашим был один свободный, но на нем красовалась табличка «Столик заказан».

И пришлось нашему герою пить какой-то сок. Он сделал первый глоток, матернулся чуть слышно через плечо и пообещал натрескаться в Уфе в зюзю. Пиво же было отменным. Да и наша компания, надо отдать должное, была очень даже ничего. Наипестрейшая.

Бандана, похоже, никогда не расставался со своей желтой тряпкой. В ней он выглядел очень смешно. Кроме того, его широкую волосатую грудь украшала ярко-апельсиновая майка, но, респект владельцу, свежая, как и его дорожные шорты. Немтырь тоже не издевался над своим телом и не прятал его в белоснежную классическую рубашку. Его борцовка тельняшечного окраса красиво обтягивала накачанное молодое тело. На вид Немтырь был чуть младше Банданы. Мужчины в самом расцвете сил. Красота, да и только. Ну, понятно, что я чувствовала себя королевой. Три таких бравых джентльмена удовлетворяли все мои желания буквально по первому пуку. Андрей же по сравнению с ними сильно смахивал на представителя профессорско-преподавательского состава. Ему смело можно было прятаться под гордым статусом профессора. Но это только пока в его руках не было кружки с пивом. Стоило ей попасть бородачу в ладонь, он становился похожим на нагловатого бесшабашного корреспондента жёлтой прессы. Парадокс. Сидел рядом и бессовестно часто менял свой образ. Профессор. Корреспондент. Профессор. Корреспондент. Снова профессор! Надо же! А когда Бандана в очередной раз обратился к Андрею, вдруг вспомнив прилепленную в дороге кликуху, я чуть было под стол от смеха не стекла…

– Слухай, Хоттабыч. А ты сам-то машину водишь?

– О, Аллах! Сам пророк Мухаммед меня научил искусству… – Андрей с ходу включился и закосил под правоверного, – … водить самосвальчики, – он глотнул пива и закончил мысль — … за веревочку.

Бандана радостно заржал.

Если бы мне кто-нибудь тогда, ещё до Казани, сказал бы, что этот Шрекообразный орангутанг с дедовским полусгнившим штакетником вместо зубов окажется таким милым и интересным человеком, что мы в его компании вот так вот мило будем трескать какую-то морскую хрень под пиво в самом крутом пабе моей родной Магнитки, рассмеялась бы в глаза и с размаху треснула бы прямо в лоб кулаком. Но! Времена меняются, и мы вместе с ними… В конце концов, внешность мы не выбираем, а друзья познаются в беде. Как бы банально это не звучало. Тем более что Бандана оказался вполне приличным мужиком, и совсем теперь не важно, что наше знакомство с ним началось не с самого умного прикола.

В разговоре Бандана поведал, что днём они навестили нашу ДеТеПешницу:

– Счастливая девчонка! Ни одной царапины! Лишь во лбу звезда горит. Вот как у тебя, Полина, – Бандана ткнул меня в лоб пальцем.

– Как? Ваще-ваще?

– Ну да! Лежит только и рыдает. Мужик ёйный козлом оказался. Поженились они в девятнадцать. Её отец бизнес им подарил, рулить помог, на ноги поставил. А муженька на молодух потянуло. Загулял, а она поймала. Выгонять стала. По брачному контракту там у них, кто загулял, тот с голой жопой остается. А он чего, скотина такой, сделал? Этот укроп шланги тормозные подрезал. Знал, что она к папе в Уфу жаловаться двинет. Мы же машину утром в сервис утараканили. Есть у нас тут свои карефаны. Вот только вот фигня какая. Там официальную бумажку сделать надо. Что умышленно испорчено. Для судебных разбирательств чтобы. Чтоб силу юридическую имела. А где и как добыть её, не знаем. Ведь просто слов недостаточно.

– Ну, это не очень-то и проблема, – заявила я. – Сделаем. Дайте мне только контакты орлов ваших. И барышни этой. А я в понедельник займусь. У меня есть люди знакомые. А как ее саму то зовут?

– Слава она. – Отмахнулся Бандана, а Немтырь смущенно потупил взгляд.

– М-да! Ясно! Ну, Слава, так Слава. Ярославна, знать. А! – словно осенило меня. – Не слышали? Про бандюков ничего не известно?

Бандана отрицательно покачал головой. А Немтырь снова доказал, что есть чудеса на свете. Заговорил.

– А что бандюки? Мужики наши поведали. Ты спал, я на балконе разговаривал. Минивен там в кювете остался. Все трое в реанимацию уехали. В Белорецке отлеживаются. А вот гаёвников вынули из кювета. Им повезло. Но ненадолго. Они снова за вами погнались. На Тещином языке у них что-то с рулевой случилось, ну, они так на скорости с обрыва и ушли. Все насмерть. Помянуть надо.

Тут как раз нам принесли свежее пиво, и мы молча, не чокаясь, отхлебнули по полкружки каждый. Я оторвалась от своей кружки и увидела, что заказанный столик занимают новые посетители, и офигела. Три пары из моего не очень далекого прошлого. Когда-то мы славно дружили парами. Но после моего расставания с несостоявшимся мужем, что было с этими друзьями, я уже не знала. Они все, как один, поверили его песне о том, что я бросила его, такого несчастного и обиженного, и вовсе не приняли во внимание, что обстоятельства сложились несколько иначе. Я сразу посчитала их предателями и внесла их контакты в черные списки. А тут нате вам! Все шестеро. Расселись они быстро, и меня, казалось, не заметили. И, Слава Богу! Подавать вид, что я кого-то тут знаю, я, естественно, не стала. Я просто навострила ушки и старалась поймать каждое их слово.

Мои мужчины продолжали болтать о своём, о мужском. Быть может и ещё о чем-то. Я лишь кивала им, вовремя улыбаясь, и молчала. Иногда лишь, когда хоть чуток улавливала фразы, успевала вставлять какие-то свои глупые вопросы и понимала, что часто просто не попадала в тему. Я всецело была поглощена нашими соседями. О-о-о!!! братцы-кролики! Да вы неплохо зарядились ещё до прихода сюда. Славно. Славно! Конечно, это мне выгодно. Вы заняты исключительно собой. Это хорошо. Меня дольше не узнаете.

Я слушала их, свой старый мир. Не из-за того, что мне хотелось знать, как они сейчас все живут, чем занимаются, а из-за того, что меня сильно терзал вопрос, почему же нет среди них ЕГО с его женушкой. Все оказалось банально просто. Поругались перед выходом, разобиделись друг на друга и никуда не пошли. Несладко, значит, живут. Ну, да ладно. За что боролись, на то и напоролись. Флаг им в руки и барабаны на шею.

Слушала я их так минут пятнадцать. Меня упорно не узнавали. Ну, да ничего удивительного. Я изолировалась из их мира три года назад. За это время сильно изменилась. Похудела до габаритов школьницы, в рекордные сроки сбросив более двадцати килограммов, приобрела легкую седину на висках, чего, кстати, вовсе не стеснялась, поменяла стрижку, стиль одежды и образ жизни. Меня вообще мало кто узнавал. Никто из них даже не думал, что из старообразного синего чулка – той самой домашней курицы-наседки, кем когда-то была, я превращусь в разбитную чувиху с голыми по самые булочки ногами и аппетитной задницей. Ну, а то, что такие шмотки, как белые шорты «Шагай за мной» станут моей любимой одеждой, никто вообще и предположить не мог.

Услышав ответы на все интересующие меня вопросы, я потеряла к ним интерес и с головой нырнула в наше увлекательное общение. Но, как оказалось, ненадолго. Вскоре я заметила на себе взгляд Антона – первого красавца старой компании. Мне показалось, что он узнал меня. Взгляд глаза в глаза. Долгий взгляд. Испытывающий. Кто первый отведет глаза? Кто первый сдастся? Я смотрела, прищурившись и чуть наклонив голову набок. Не каждый мог при такой атаке удержаться дольше минуты, а этот оказался крепким орешком. Этот необычный контакт «глаза в глаза» многое говорил мне о человеке. За последние годы я научилась сканировать людей. Я могла читать их не только по внешности и поведению, но и немного вот таким вот методом.

Да-а-а!!! А опыт у тебя, дружок, немаленький, оказывается. Вон, как сам-то прищурился! Так и мечешь стрелы! Да ты, Солнышко, гулена неслабый! Вот оно как! Ух! И как же это Светка твоя не чувствует? Или чувствует да терпит? Да, ну… Не может быть. Не дура же ты, Светочка.

Игра в переглядки несколько затянулась. Это заметил Немтырь. Пока Андрей с Банданой что-то горячо обсуждал, он наблюдал за нашей с Антоном дуэлью. А я вела молчаливый флирт с когда-то одним из самых близких друзей нашей почти семьи. Мне было плевать, узнал он меня или нет. Я слышала, как Антон дерзко кричал мне глазами, что готов порвать меня на куски, попадись я только ему в руки, и поиметь меня во все дырки.

Я резко дернула головой, как бы закидывая непослушный локон на место. Но взгляд свой не перевела. Не отрывая глаз от глаз Антона, я крикнула ему так же молча: «А только попробуй! Женилочку сломаешь!»… и… О, чудо! Он сдался. Он засмущался и отвел взгляд на жену, которая, оказывается, как и Немтырь, тоже наблюдала за нашей игрой. И, судя по всему, ей эта игра жутко не понравилось. Светка резко встала, с диким скрежетом отодвинув стул. Ба-а-а! Света, да ты неслабо раздалась и обрюзгла. Что стало с твоим лицом? Откуда эти мешки под глазами? Какой ты была три года назад, и какой стала сейчас. Что с тобою? Родила? Приболела? Что за тряпка на тебе? Светочка, я тебя не узнаю… Кстати, почему ты такая пьяненькая? Раньше ты себе такого не позволяла.

Светка чуть ли не отшвырнула свой стул и, обойдя стол, танком двинула ко мне. Ого! Чую, жареным пахнет. Х-м! Но я ни капелюшечки тебя, Светочка, не боюсь. Я и с тобой поиграю, если хочешь. Да плевала я на разные весовые категории.

Но, судя по всему, игра предстояла на когтях. Немтырь напрягся. Андрей тоже замолчал и обронил челюсть. Бандана громко поставил кружку на стол. Ребята за соседним столом начали цеплять Свету, кто за что мог. Света, не надо. Света, остановись, ты с ума сошла? Но Свете по фигу мороз и море по колено.

Удивительно! Пока они её останавливали, кричали ей что-то, я ни разу не услышала своё имя. Я не поняла. Меня, что? До сих пор не узнали что ли? Не! Не может быть! Я в шоке! Ну, что ж! Мне это на руку. Не узнали, значит, прикинемся не Полиной. Первый раз что ли? Уж если я выжила на трассе, уж если меня бандитская пуля не взяла, то, что мне там какая-то Светка?

Светлана в три секунды подгребла ко мне и, схватив рукой меня за подбородок, попыталась меня поднять:

– Ну-ка, ты! Швабра! У тебя глазки лишние что ли? Что впялилась?

Все вокруг замолчали. Удивительно, но ни Андрей, ни Немтырь, ни Бандана даже не дернулись. Я мельком просканировала каждого из своих мужчин и увидела в них полное спокойствие, стопроцентную уверенность во мне. Ну, и некоторый интерес. Коне-е-ечно! Это же так интересно, как я выскребусь из этой ситуации.

Сопротивляться Свете я не стала. Я молча встала послушно её желанию и аккуратно убрала её пальцы со своего лица. Я была на полголовы выше её. Спокойно посмотрев сверху на её сильно постаревшее лицо, я почему-то приобрела уверенность в себе. Всё в ней говорило о том, что они с Антоном живут не ахти, но её глаза кричали, что, не смотря на это, она очень боится его потерять. Ну, что ж. Я не боюсь тебя, Света. У меня есть козырь в загашнике и, кажется, самое время им воспользоваться. Главное – ни грамма сомнения в своем превосходстве.

– Сдравствуйтэ! – прикинувшись гостьей из прибалтики, спокойно заговорила я и улыбнулась Свете. – Што Вы хотытэ? Я фас нэ помню.

– Ах ты! Сучка литовская! Ты на моего мужа пялиться вздумала?

– Ах, простытэ, этот глазастый раскардаш ест фаш муш? Што ше фы са-ами за ным нэ смотрытэ? Идитэ и с ним сами расбирайтэсь, почему он на мэня пиалится. Фы шэ фидытэ, я не одна тут пришла-а-а. Я с трэмя мужчинами, я с мушем. Сачэм мнэ тфой муш?

– А-а-а!!! ты учить меня вздумала? Да я тебя сейчас…

И она прыгнула на меня, пытаясь сбить меня с ног. Но кишка у неё оказалась сильно слабой. Я увернулась и одним рывком повернула её вокруг себя, прижав к стене, что была у меня за спиной. Все по-прежнему сидели и наблюдали за происходящим. Лишь соседи наши повскакивали со стульев, но подойти боялись. Я умудрилась вывернуть руку противницы за спину и, удерживая её одной рукой мёртвой хваткой, второй зажала ей горло так, чтоб ни один звук не просочился из ее гортани. Правым бедром я с силой уперлась ей в живот. У Светы не было возможности сопротивляться. Я наклонилась к ее уху и так, чтобы меня услышала только она, спокойно проговорила ей в ухо:

– Так, милая Светлана Сергеевна… Ещё одно слово и твой муженёк узнает, от кого ты родила Петрушку. Думаю, ему вся твоя история очень не понравится.

Светка выпучила глаза. Я ослабила хватку, и моя противница тихо сползла по стене вниз. Я развернулась и махнула соседям:

– Сабэрайте своё щастэ. Она мне ние нушна большэ. Спасыбо са фныманые. – Я отобрала у Андрея кружку с пивом, и жадно присосалась к ней.

Антон и Стас, тоже, кстати, сильно изменившиеся в худшую сторону, соскребли Светлану со стены и увели вон из паба. Девчонки быстро похватали дамские сумочки и двинули следом за ними. Остался только Дмитрий. Не торопясь, он порылся в своей барсетке, достал несколько купюр, отдал бармену и подошел к нашему столику.

– Полина?

Мои мужчины округлили глаза. Я осушила до дна кружку, громко поставила её и утерлась правой рукой, публично продемонстрировав незажившие локти.

– Фы миеня с кем-то путаетэ. Что фам ешшо надо?

– Нет, ничего. Простите.

И Дмитрий пошел к выходу, но на полпути резко тормознулся и вернулся к стойке бара. Пошарил по карманам, нашел в заднем кармане джинсов крупную купюру и протянул бармену, явно что-то заказывая. Затем ушел.

– Брависсимо! – моя троица дружно поаплодировала мне. Но мне это особой радости не принесло. Я была несколько расстроена. В душе моей был бунт. Ну, надо же? Немного помолчав, я быстро привела свои чувства в порядок. А всё-таки они плохо живут. Может, всё же к лучшему, что так у меня всё в прошлой жизни получилось? Что бы со мной было, если бы я осталась при муже? Вторая Света? Нет уж! Увольте. Я уж лучше так, чем как она. Уж лучше пусть меня многие любят, чем не любит один. Я улыбнулась этим своим мыслям и подняла глаза на трёх своих спутников и друзей. Три улыбки светились мне в ответ. Оказывается, мои деликатные друзья терпеливо пережидали, пока я устаканю в себе этот бунт.

Через три минуты бармен принес нам по кружке пива каждому и большую вазу с фисташками:

– Это вам с извинениями от тех людей.

О-о! Да! Дмитрий всегда был настоящим джентльменом. Молодец, Димочка. Но твоего давнишнего предательства я тебе всё равно не прощаю.

– А! Да! Позвольте спросить вас, непредсказуемый эстонский гонщик, – вдруг обратился ко мне Бандана. – Меня очень затронула ваша реплика о муже. И кто же из нас этот внезапный и неофициальный счастливец? – Бандана и Немтырь переглянулись.

Я улыбнулась.

– Андрей.

– Ээ-э-ээ! – округлили глаза наши даньнобойщики. – А-аа-а! А разве не папа?

– Нет, ребята. Не папа. Не мой уж точно! – Я взглянула на Андрея. Он опять в образе профессора с невинным видом разделывал фисташку.

В двенадцатом часу мы сытые и счастливые решили разбегаться каждый в свою сторону. Мы проводили наших друзей до их колесатого дома и распрощались, пообещав друг другу поддерживать связь.

Последним, что выдал нам Бандана, была короткая тирада.

– Тьхе! Не! Ну, надо же! Не папа вовсе! А я-то… А! А Полина! А выходи за меня замуж! Так проколоться…

– Лезь, уж, проколотый… — Немтырь вежливо, но решительно запинал его в салон КамАЗа и следом за ним запрыгнул туда сам. Когда большегруз скрылся за поворотом, мы тормознули такси и покатили ко мне на ночлег, прихватив по дороге бутылку брюта. Правда, Андрей там ещё что-то купил, пока я ждала его в машине, и сделал из этого великую тайну. День прошел просто замечательно.

Вечер был логичным продолжением дня, потому что он весь был пропитан ощущением завтрашнего расставания, и я просто каждой клеточкой своего мозга понимала, что это наш последний вечер, когда мы вместе. Конечно же, ничего серьёзного и даже какой-то близости между нами и быть не могло, но за эти несколько суток приключений я к Андрею привыкла так, как будто знала его сто лет, чуть ли не с детства. Он как-то так быстро и так плотно вошёл в мою жизнь, что отпустить его, казалось, просто немыслимо. Впрочем, всё это будет завтра, а сейчас он здесь, он со мной и большего мне не нужно.

Шишкина Н.А.
Чинарев А.В.

Содержание

О создании «Путешествие Магнитогорск – Москва – Магнитогорск»
Не так все плохо!
В путь за приключениями.
Рок Вегас.
Утро.
Мой белый Лачетти!
Попутного ветра!
Поехали!
Дзержинск.
Желтая Бандана.
Погром в Нефтянике.
Воровство в АвтоСтолице.
Маскировка.
Уфа.
Опять погоня.
Гроза.
ДТП на Тещином языке.
Магнитогорск.
Расставание.
Новая жизнь.


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014