Путешествие «МММ». Маскировка.

Puteshestvie_Magnitogorsk–Moskva–MagnitogorskМеня куда-то уносили. Андрей бежал за мною следом. Дышать нормально я не могла. Меня скомкали так, что я уткнулась носом в грудь вора и своими же коленками заткнула свой же рот. Кроме как мычать, я ничего более не могла. Мой вор был то ли в каком-то жилете, то ли ещё в чем, но что на нём было немало металлических заклёпок, это факт. Одна из них очень сильно впёрлась мне в лоб и, мне казалось, что вот-вот раздерет мне кожу до самой кости. Я боялась дёрнуться, чтобы не навредить самой же себе. Я не могла различать цвета и запахи. Видеть я тоже ничего не могла. Хорошо, что хоть слух меня не подвел! Последняя дверь. Улица. Дышать стало легче. Никаких голосов. Всё молча. Всё в спешке. Второй бегущий обогнал нас. Что-то впереди загремело. Что? Металлический шум, слегка приглушенный то ли тканью, то ли пластиком, то ли ещё чем нетвёрдым. Двери? Мамочка! Я боялась открыть глаза. Вдруг второй оторвал меня от первого и одним махом закинул меня куда-то вверх. Я упала на что-то очень твердое и шершавое и покатилась в направлении, в котором мне было придано ускорение. Колени, локти, спина. Следом со мною рядом упал Андрей. Надо сказать, ему я немножко позавидовала. Он был в штанах, и никакие царапины ему были нипочём. Вот локти – да! Рукава на его футболке были короткими. Он упал рядом и сразу же полностью накрыл меня своим телом.

– Ох! Ребята, только не обижайтесь. Так надо. – Это было последним, что я услышала перед тем, как Андрей приземлился рядом со мной.

Снова металлический лязг и темнота. Я открыла глаза. Кромешная темнота.

Я лежала, вжавшись в объятия бородача, и боялась даже пукнуть. Но через некоторое время я почувствовала, как он мелко трясётся. Внимательно прислушавшись, я поняла, что он смеётся. Я расслабилась. Вытянула ноги и легла на спину. Лежать было жёстко.

Я услышала, как где-то совсем недалеко завелась машина. Большая машина. Всё вокруг как-то дёрнулось и мне показалось, будто наше убежище куда-то поехало. Все вокруг заскрипело, задрожало.

Андрей подал голос:

– Полин, ты в порядке?

– Не знаю. Локти и колени горят. Как они меня сюда закинули. Как мешок. Свезла, похоже. Больно. И лоб.

– А что лоб? – Андрей приподнялся надо мной, будто хотел разглядеть мои ранки. Глупенький! В такой-то темноте. Но я ошиблась. Он нежно меня поцеловал в нос.

– Теперь не больно?

– Теперь нет. А где мы? Что творится? Я ничего не понимаю. Кто нас украл?

– Ты что, правда, ничего не поняла?

– Нет, все так быстро произошло. Я зажмурилась и ничего не видела. Слушай. Деревом пахнет. Свежим. Где мы?

– Не переживай. Всё в порядке. Мы в фургоне фуры. Нас украл Жёлтая Бандана.

Я резко дёрнулась:

– А где моя машина?

– Тихо! Не кипиши! Тут она.

Я стала махать рукой в надежде нащупать свою лошадку. И действительно, машина была тут. Я взвизгнула от восторга. Счастью моему не было предела. Плевать теперь я хотела на все ссадины и царапины. Главное, мы были живы.

– Ну, тогда поползли в машину?

– Поползли. Только аккуратнее.

– Слушай, а откуда так деревом пахнет? Они что, доски везут?

– Нет. Это брус. Элитный какой-то. Осторожнее. Коленки не занози.

– Поздняк! Уже, кажется, кончала всё, что можно. Сейчас в машине свет включим, видно будет.

Очень осторожно мы доползли до дверей машины. Двери оказались открытыми. Мало того, ключи были в замке зажигания. Какая красота!

– Подожди, не вползай пока. – Скомандовал Андрей и быстро стянул с себя футболку. Затем он влез в машину и расстелил её на моем сидении. – Давай. Вползай теперь.

Мы удобно устроились в своих мягких креслах, и я включила свет в салоне. Андрей ойкнул. Не спрашивая, в чем дело, я повернула зеркало заднего вида на себя. Блин! Лоб я всё же поцарапала. И судя по всему, неслабо. Я наклонилась и из-под кресла достала новую медицинскую аптечку и одним резким движением разорвала верхнюю полиэтиленовую упаковку. Достав всё необходимое, я обработала ранку. Она оказалась мелкой и безобидной. Гораздо страшнее выглядели мои локти и колени. Их пришлось обработать влажными салфетками и йодом. Мои шортики были в порядке, а вот топик был испорчен. Не! Ремонту он, конечно, был пригоден, но стоило ли? Если так дальше пойдет, в Магнитку голой приеду. Вот город обрадуется!!!

– Слушай! Если не считать моих ссадин, кста-а-ати! Как ты сам то? А то я всё о себе, да о себе!

– А я-то что? Я в порядке. Нога только не слухается. Надо дать ей отдохнуть и всё пройдёт. А тебя просто неправильно на руках носят, вот и всё! Забыли, что женщин не так надо!

– Спасибо, что хоть вообще носят. Иначе ещё в той злополучной Елабуге в рабство бы попала. Ладно. Фиг с ними. Пусть гордятся.

Андрей громко захохотал.

– Как неплохо мы с тобой путешествуем! – продолжила я. – Теперь знать бы, куда нас везут. И где мы сможем встать на свои… Гы! колёса. Кстати, а где моя сумочка? Там же телефон. Если мы едем не туда, Юриванч сразу же начнёт бить тревогу.

– Логично. Надо найти телефон.

– Я помню, когда мы уходили из кафе, я брала её с собой. Точно-точно. И когда меня схватили в охапку у дверей, я мертвой хваткой вцепилась в неё, как будто она была способна спасти меня. Значит, она где-то тут. В кузове. Придется выползать из машины. Сиди. Я пошла. Моя вестибулярка в норме.

Я включила фары, не в темноте же ползать. Свет моментально вернулся, отразившись от свежего идеально ровно утрамбованного под самый потолок бруса, и ослепил нас. Я тут же выключила фары, включила аварийки и открыла дверь, чтоб вылезти из авто. Но не тут то было. Андрей дёрнул меня за шорты, и я нехотя вернулась в исходное положение. Он сам вылез из машины и, недовольно буркнув: «с твоими коленями только аэробикой заниматься», захлопнул дверцу. Вернулся он минуты через три и не с пустыми руками. Какая радость! Сумочка была цела, и телефон тоже, но звонков от Юриванча не было. Это означало, что всё в порядке. Он ничего не знает о наших приключениях, и мы движемся в нужном нам направлении.

– Ну! Я думаю, теперь можно и расслабиться.

Я выключила аварийки и свет в салоне, ткнула на кнопку радио, негромко настроила какую-то волну. Полилась спокойная музыка. Опять для Полины Андревны. Мы разложили свои кресла и растянулись, предаваясь спокойствию и расслабухе. А по радио Ванечка Лови пел по чужому заказу песню для меня. Я этого Ваню очень хорошо помню. Приятный парнишка. Он учился в Магнитогорской консерватории, и мы с ним пару раз пересекались в разных компаниях. Мы, конечно, предполагали, что он далеко пойдет, но что так быстро и с таким размахом, нам тогда это казалось фантастикой. Он тогда ухаживал за девчонкой, которую я потом в свой отдел работать пригласила. Потерпев фиаско в отношениях с ней, Ваня собрал свои трусы и ноты и укатил делать карьеру в Москву или просто по миру удачу пытать. Невесело было наблюдать, как Юля себе локти кусала, когда поняла, что потеряла, отказав ему.

 

Я не знал, что придешь ты ко мне.
Та, которую звал лишь во сне.
В жизнь мою ты тихонько вошла,
И она высоту обрела.
И за то, что тебя встретил я,
И со мной ты такая моя,
И за счастье, что выпало нам,
Всё, что есть у меня, я отдам.
У любви глаза твои,
Голос твой, твои черты.
И сама ты из любви.
И я. Это всё ты!
За грехи прошлых лет я плачу.
И скользишь ты навстречу лучу.
И хранит меня имя твоё,
Сероглазое чудо моё.
У любви глаза твои,
Голос твой, твои черты.
И сама ты из любви.
И я. Это всё ты!

Песня кончилась, за ней началась какая-то другая. Андрей молчал. Не думаю, что уснул, но лежал тихо. Я пыталась вспомнить, что он мне рассказывал перед тем, как нас украли. Вспомнила. Да. Прикольно. Я представила себя на месте одной из тех девчонок, что сидели на кроватях, и мне стало так смешно… Не стесняясь, я расхохоталась. Бородач приподнялся на левый локоть:

– Поль, ты что?

– Нате, сволочи! Жрите!!!

– А! Ну да, ну да…

– А ты представь, каково тем девахам. Сидишь себе спокойненько, порнушку читаешь, или личико рисуешь перед предстоящим свиданием. И вот те нате! Врывается орёл! Даже разделся заранее. Картина маслом «Не ждали». Не! Я понимаю, конфеты им там коробищу, вина там ящик, ещё, что там нужно. А ты картошку.

– Ну, я ж не специально.

– Да понимаю я. Просто интересно всё получилось. Как ты к ним попал-то?

– А слишком сильно руки жгло. Всё думал, что делать. Не бросишь же в коридоре. А поставить некуда было. Вернуться стыдно было, засмеют. Хотя всё равно потом вся общага полгода смеялась. Вот я и не заметил, как лишний этаж отмахал…

Так мы хохотали, вспоминая ещё всякое из нашей жизни, довольно долго. Нас везли, телефон молчал, бензин экономился. А мы весело отдыхали. Всё бы ничего, но очень хотелось пить.

– Как ты думаешь, мы всё выпили, что было в багажнике? – спросила я, чувствуя, что моё терпение кончается.

– Вроде всё, но можно посмотреть, – ответствовал Андрей. – Кстати, для этого даже не нужно будет останавливаться!

Андрей слазал в багажник, порылся там и ко всеобщей радости обнаружил там маленькую бутылочку минералки «от Юриванча». Однако моя радость была не очень продолжительной – стоило мне сделать глоток, как я почувствовала, что трейлер останавливается. Все мои страхи вернулись обратно.

– Андрюш, мы останавливаемся…

Он флегматично пожал плечами.

– Если нас довезли до укромного места, откуда можно стартовать, мы тут же чешем в нужную нам сторону, и сразу же докладываем Юриванчу про то, что тут творится. А если нас остановили не те, кто нам нужен… Бум действовать по обстоятельствам. Кстати, накарябай мне телефон Юриванча. Сама понимаешь, всяко может быть.

Пока я трясущейся рукой рисовала цифры на каком-то клочке картона, бородач добавил мне оптимизма.

– Кстати, не исключено, что менты играют во всей истории какую-то роль. Они могли нас и сдать местным авторитетам. Мы тут люди чужие, не слишком заметные, кто хватится какой-то сопливой девахи с папашкой? Но, может быть, всё наоборот, и они счас с ног сбились, разыскивая нас. Они же не в курсе того, что мы участники разгрома ресторана… По крайней мере, они не нарисовались пока нигде.

– Может, я для кого-то и деваха, но совсем не сопливая. – Как будто обидевшись, фыркнула я и протянула бородачу кусок картона. И где он его только взял?

Фура остановилась. Створки дверей с лязганьем отварились.

К моему облегчению на пороге нарисовался Жёлтая Бандана. Я взвизгнула от радости. Странно, но я совсем теперь не боялась его.

– Ребятки, дела ваши странны и непутёвы.

Мы оба вопросительно посмотрели на него. Немой вопрос, один на двоих, телепатически или еще как, проник в мозг сквозь желтую тряпку и заставил Бандану без промедления продолжить.

– В общем так, местные братки обиделись за инцидент в ресторане. Мало того, что часть из них попала в больницу, так ещё и кучу народа замели в ментовку. Обида у них, в основном на наших, на дальнобойщиков, но тут у нас с придорожными старые счёты и вас они почти не касаются. За исключением пустяка. Весь сыр-бор разгорелся из-за тебя, красавица. – Заскорузлый указательный палец упёрся в меня.

Не скрою, меня это несколько задело.

– Это я-то пустяк? Да вы чё тут? Все совсем страх потеряли что ли? – возмутилась было я, но Андрей мягко положил свою ладонь на мое плечо:

– Тихо! Не кипятись.

Бандана продолжил.

– Короче, теперь елабужские братаны мечтают тебя достать-таки, дабы хоть так утереть нос дальнобойщикам. Сама понимаешь, что они тебя не для вручения букета отлавливают. Минимум, что тебе грозит – обслужить в течение пары дней человек двадцать… А потом, как повезёт, могут и шлёпнуть. А папашку твоего… – Он перевёл взгляд на Андрея. – Шлёпнут сразу, чтобы не мешал.

М-да! Перспективка, надо сказать, просто охренительно зашибительская!

Бородач почесал в бороде и хмыкнул.

– Ну, пока нас не поймали, и шансы смыться у нас есть. Излагай, что есть, какие идеи и возможные действия братков. Кроме того, я так понимаю, ваши ребята по трассе на нашей стороне? Номера у нас транзитные, куда мы едем, никто не знает, так что нам бы только до места добраться, а дальше нас хрен найдёшь. Кстати, и тебе тоже знать без надобности, куда мы путь держим. А где мы находимся? В смысле, географически.

– Верхнеяркеево проехали.

Андрей выпрыгнул из трейлера к Бандане и повернулся ко мне.

– Солнце моё, пока мы тут планы строим, позвони-ка нашему другу и доложи обстановку. Может, и он чего присоветует.

После этих слов Андрей взял Бандану под ручку, достал сигареты и они ушли за угол трейлера совещаться. Второй водила прикрыл дверь кузова и ушаркал ногами вслед за ними.

Я забралась в свою Шевролетку, достала подаренный телефон и набрала заветный номер.

Юриванч отозвался сразу, как будто ждал моего звонка.

– Привет! – пробасил он своим густым голосом. – Что нового, как вы там, как машина и вообще, как дела?

Я быстро, без лишних подробностей, изложила ситуацию, включая наши размышления о возможной продажности местных ментов. Юриванч на минуту замолчал, а потом сказал, что перезвонит минут через 15-20. Я отключила трубу и, повесив на плечико свою сумочку, закричала в приоткрытую дверь:

– Мужики, эвакуируйте меня отсюда!

Боже! Как же болели мои колени и локти. Сгибать их лишний раз уж очень не хотелось. Только-только все стало подсыхать. Второй водила моментально оказался и двери. Он молча протянул мне руки, и я почти безболезненно выпрыгнула наружу. Завернув за угол фуры, я тут же увидела Андрея с Банданой. Они курили и размахивали руками. Судя по всему, диалог был жарким. Однако это не помешало Андрею сразу обнаружить меня, он жестом заткнул фонтан красноречия Банданы. Бандана покачал головой, потом зычно крикнул вечно молчащему напарнику, чтобы тот выгрузил мою машину из фуры на дорогу.

Не сказав ни слова, напарник мотнул головой. Немтырь какой-то.

Немтырь быстро впрыгнул в трейлер, завел его и поехал к ближайшему съезду с дороги. Благо он оказался буквально метрах в двадцати. Спустившись немного с дороги, Немтырь выскочил и начал активно, словно спички, ворочать брус. Так, бревно за бревном он выложил очень даже неплохое подобие трапа, по которому и скатил мою Лачугу из кузова на дорогу. Изобретатели! Я внимательно следила за процессом загрузки бруса обратно, когда Андрей тихо подошел ко мне сзади и дунул прямо в ухо:

– Что сказал Иваныч? – Я испугалась и вздрогнула. По тону вопроса я поняла, что наше положение хуже, чем я предполагала.

– Перезвонит в течение 20 минут. Вы это… Теперь рассказывайте мне то, чего я ещё не знаю.

Андрей с Банданой переглянулись, и бородач коротко мне поведал, что от Елабуги дальше по трассе у елабужских братков куплены все посты ДПС, вся ГИБДД и все менты из числа ППС городков и посёлков при дороге. Просочиться сквозь такое сито почти немыслимо. Тут постоянные поборы с дальнобойщиков и сито очень густое. И Бандана предложил, чтобы нас перевозили порознь – Андрей в одной фуре третьим в кабине, я в другой, а моя ласточка в третьей, где есть место в трейлере, как вот сейчас, у Банданы. От меня только требуется написать доверенность на перевозчика, чтобы если фуру досморят, машина выглядела легально. Но Андрей не согласен с такой постановкой решения проблем. Во-первых, разлучаться он не хочет, во-вторых, доверенность не спасёт, потому что описание машины уже наверняка есть, и если её найдут при досмотре, тут же отберут. В-третьих, осторожность, конечно, нужна, но не трусить же нам перед мелкой шпаной! В-четвёртых (тут Андрей слегка замялся), стрелять они вряд ли будут, потому что барышня им нужна живой и невредимой. А потому мы не вылезаем из моей машины, едем, как будто мы полные придурки, но бум стараться не попадаться ментам на глаза. А всё остальное в руках Господа, ну и на Фортуну тоже есть надёга. Даже при условии, что гаёвники начнут патрулировать трассу на машинах.

– Сама посуди, – продолжил Андрей свой диспут с Банданой, обращаясь ко мне. – Сейчас ващще никто не знает, где мы и куда подевались. Логично предположить, что посты ДПС уже оповещены в обе стороны (никто же не знает, откуда мы взялись и куда едем!), но ДПСникам грустно ловить какую-то легковушку задаром, когда можно отловить и потрясти целую фуру! Тут не только оклад от братков, тут и себе можно что-н-ть в карман сунуть. Так что предлагаю влезть в какой-нибудь конвой из лесовозов и автобусов и ехать нагло.

– Автобусные водилы не нашего поля ягоды. Их не ловят. – Бандана сплюнул. – С них взять-то нечего, да и в салоне куча теток с баулами, они же такой хай сразу поднимут… Так что на автобусы не надейтесь, они вам не подмога. Заложить – вряд ли, но и помогать не будут.

Немтырь Иван очень быстро развернулся где-то за лесополосой и выехал на трассу. Выпрыгнув из кабины фуры, он подошел ко мне и высыпал мне в руки горсть конфет. На одном из фантиков я разглядела пирата. И тут в моем мозгу прозвенела цепочка идей. Предпоследним её звеном всплыли в памяти пираты и подпольщики, и я решила блеснуть эрудицией.

– А замаскироваться мы как-то можем?

Бандана странно взглянул на меня, я почти была готова покраснеть от того, что сморозила явную глупость, однако он тут же расцвёл в улыбке и, ухватив меня за волосы на затылке, смачно поцеловал в губы.

– Мо-о-о-о-озг! А мы, два балбеса, митингуем, как и что! Точно! Надо создать маскировку, причём, желательно, быстросменяемую. Чтобы при необходимости можно было быстро перемаскироваться. Или так, на всякий случай.

Помолчав несколько минут, поглаживая бороду и глядя по сторонам в поисках идей, Андрей начал судорожно копаться в мыслях, развивая одну за другой.

– Под кого мы можем ващще замаскироваться? Под кого? Под кого? М-м-м-м!!! Э-э-э-э-э!!! О! Надо где-то же ещё и всей этой чешуей маскировочной запастись.

Мы втроем с нескрываемым любопытством смотрели на него в ожидании эвристического взрыва мозга. Бандана даже рот раскрыл. И тут бородач выдал:

– Свадьба! – Андрей, как ребенок, оживился. – Ну да! Свадьба! Кортеж! Как всё просто! Шарики, ленты… бантики там всякие. Так, так, так… Что ещё? Ну! Ну! Фонтанируйте! Фантазируйте!

– Ралли, – когда Андрей повернулся к нам спиной, мечась в поисках новой идеи, безо всякого мысленного напряга спокойно сказал ему в спину Бандана. Андрей замер. Потом резко повернулся к нам. Мне показалось, он был готов расцеловать дальнобойщика.

– Да! Ралли. Отлично! – почесав шею за ухом и немного поморщившись, он продолжил фонтанировать. – Во-первых, свадебный кортеж! Во-вторых, ралли. Что нам понадобится? О! Надо распечатать номера, левые номера! Типа 256, и пару чёрных полос на капот надо, но это те же ленты, только чёрные. Ещё идеи есть?

– Ага! Щас! Чёрные! – я тут же взбунтовалась против чёрного цвета. – Вы еще в катафалк мою лачугу нарядите! Вообще замечательно будет!

Мужчины замолчали на полуслове. Высказавшись, я перекинула ремешок сумочки с плеча на плечо и, резко развернувшись, пошла прочь в лесополосу.

– Ты куда? – закричал Андрей мне вслед.

– Фонтанировать!

Когда я вернулась, мужчины, сидя на краю дороги у фуры, продолжали обсуждать свои идеи. Судя по всему, Бандана не всё понимал.

– А зачем распечатывать-то?

– А мы лист под лобовое стекло ставим, и по бокам скотчем приклеиваем. Плюс на капоте чёрные полоски. Я не думаю, что у вас тут часто бывают автопробеги и ралли.

Немтырь сидел рядом с ними и только покачивал головою, соглашаясь или не соглашаясь. Я быстро вникла в суть разговора. Бородач продолжал.

– Так что менты даже и не сообразят, что для раллийной машины на ней маловато рекламы.

– Годится! – отозвались мы с Банданой одновременно.

– Значит так. – Бандана принялся действовать. – Мы сейчас сгоняем в магазин, прикупим лент и шариков, ещё там чего надо и на почту заедем, напечатаем вам номера. Кстати, а сколько печатать-то? Десятка хватит?

– Хватит, – Андрей почесал затылок и добавил, – но вот маловато вариантов… Не вляпаться бы…

– Ладно, мы поехали, а вы пока исчезните-ка в лесополосе, чтобы не светиться на дороге. – Бандана махнул рукой в сторону съезда с дороги, указывая нам, куда прятаться, а потом гаркнул напарнику, – Иван, лови тачку! Едем! Фура тут постоит, никуда не денется.

Не успели наши помощники-спасители отъехать, как позвонил Юриванч. Своим густым басом он потребовал Андрея к трубе и что-то долго ему внушал. Бородач при этом ему в ответ только угукал, и лицо у него было какое-то непривычно серьёзное, потому что обычно на его лице всегда была либо улыбка, либо заготовка для неё. А тут он был суров и сосредоточен.

Переговорив с Юриванчем, он отдал мне трубу, я алёкнула в неё, но Юриванч уже отключился.

– Рассказывай, – потребовала я. – Что Юриванч наговорил?

– Излагаю. – Андрей помолчал, собираясь с мыслями. – Значит, так! Наш ночлег переносится в другое место, Юриванч перезвонит ближе к вечеру и скажет адрес. Встречать нас будут не менты, а какие-то его бывшие сослуживцы на тёмном Вольво, место он тоже определит ближе к вечеру. По намёкам могу предположить, что у Юриванча было в прошлом много интересного, включая службу в спецназе. Более того, один из его орлов поедет завтра утром с нами до какой-то условной Монте-Дристовки, ему туда всё равно надо по своим делам. От ментов нам велено держаться подальше, потому как наши предположения не лишены смысла. Как нам просочиться до места встречи со своими гвардейцами, он не знает и считает, что мы тут должны на месте сообразить. Примерно так…

– Ага… – Я посоображала минутку. – Стало быть, мы правильно всё придумали.

Андрей поцеловал меня в щёку в знак одобрения моих выводов, после чего предложил всё-таки съехать с дороги в лесок, пока машину на обочине никто не засек.

Я села за руль и, спустившись по дорожке, на которой выгрузили из фуры мое авто, перевела свою ласточку в лесополосу, по краю которой очень удачно росли рядком густые, вполне новогодние ёлочки. Пешком я выбралась обратно на трассу и присела рядом с бородачем, прислонившись к нему спиной. Он молчал и пускал к небу дым от сигареты.

Докурив, он в задумчивости спросил – Поль, а ты их боишься?

– Ты о ком? – не поняла я.

– Да бандюгов местных…

Я пожала плечами.

– Пока не очень, но… Если честно-честно, то боюсь. У нас тут не Москва, менты все, чуть не с пелёнок, раскуплены, братков хватает, и пропаж среди людей тоже хватает… А что?

– Не кони, лягуха! Все болото наше! – улыбнулся мне бородач и, тепло обняв за плечи, прижал меня к себе. Так он помолчал немного, а потом уткнулся носом в мою макушку и негромко, сквозь зубы, и от того как-то очень страшно, процедил – Я не герой… Но за тебя – зубами драться буду… Тебя не отдам…

Я поёжилась. В это время мимо нас в сторону Елабуги пронеслась машина гаёвников. Они ехали быстро, но, не включая «люстры» и «крякалки».

– О! Неужели нас уже ищут? – Мой вопрос повис в воздухе, потому что тут же в другую сторону, уже по нашей полосе, промчалась другая машина ГИБДД. Поскольку Андрей продолжал молчать, я сама и ответила на свой же вопрос – Точно! Уже ищут…

– Охота началась… – Андрей встал, помог встать мне, отряхнулся, повертел головой и спросил – Интересно, проскочим ли? И где наши дальнобойцы? Кстати, я первый раз в жизни выступаю в роли дичи. За столько лет впервые! Дебют, однако! Не хотелось бы опозориться.

Я сначала решила, что Андрей таким вот туповато-нескладным образом пытаешься меня подбодрить – мол, фигня это всё, почти игра… Но, взглянув на его серьёзное лицо, я поняла, что на самом деле он просто эмоционально перестраивается. Если думать, что ставка в гонке – наши жизни, то начинается трясучка и думать просто нечем. А если рассматривать происходящее как некую игру, пусть и рисковую, то адреналин есть, а страха нет. Ну, почти нет. Если совсем точно, то был страх, но не ужас и не паника (у меня, по крайней мере). Я поняла его идею и стала ему подыгрывать.

– Андрей, я тоже впервые участвую в охоте в качестве жертвы! Хотя и в охоте вообще! Пока счёт в нашу пользу.

Бородач ободряюще хмыкнул, чмокнул меня в висок.

– Полин, эти пижоны просто развлекаются так. На самом деле мы им не так уж и нужны. В противном случае они бы нашли нас прям ща! Но раз им хочется поиграть в казаки-разбойники, то нам всего лишь нужно припомнить несколько америкосовских фильмов с аналогичным сюжетом. Везде сюжет построен на том, что объект охоты оказывался умнее и ловчее, чем предполагали охотники. Мы должны проделать то же самое… – Андрей замолчал, потому что приехали Жёлтая Бандана с напарником.

Явились они на такой же шевролетке, только битой и сильно укатанной. Шофер вышел из авто и открыл дверь багажника. Немтырь тут же вытащил оттуда какую-то огромную коробку.

– Ну, как вы тут? – Бандана широко улыбнулся. – Привезли всё, что нужно. Полезли в трейлер, покажу, там ветра нет. Давай, грузи всё в кузов. – Он махнул рукой напарнику. – А ты проверь масло пока, датчик давления горит, не дай Бог, картер пробит, если движок стуканёт, сам понимаешь…

Меня с той же легкостью, что и в Мензелинске, но много бережнее подкинули в кузов. Следом влезли мужчины. Устроившись на аккуратно сложенном брусе, Бандана начал показывать привезённые сокровища, поочередно доставая их из коробки. Тут было всё, что мы просили – тряпочные ленты, шарики, скотч, бечёвка, пачка стандартных листов с густо написанным номером 256.

– А что не три шестерки то? – с сарказмом спросила я. Но Андрей меня поставил на место одним лишь доводом — «три шестерки запоминаются на ура, а это нам невыгодно».

Следом за номерами Бандана достал несколько листов формата А3, на которых были крикливыми цветами напечатаны какие-то иностранные буквы.

– А это типа реклама… Всё равно никто не поймёт… Да! И ещё вот… – Он полез за пазуху рубашки и достал оттуда матерчатый транспарант метр на полтора. На канареечно-жёлтом фоне чёрными буквами было начертано – «Агитпробег СУПЕР-БИЛАЙН». – Это я в подсобке заметил, продавщица сказала, что пробег был дня три назад, а этот флаг не взяли, потому что драный. – Он показал на дырку. – Но вам эта штука точно пригодится, тем более, что эти ребятки тут порядком намелькались. Типа вы просто отстали от общей колонны. О! Самое интересное. – Бандана достал коробку средних размеров и открыл ее. – А это тебе, красавица.

Там лежали аккуратно свернутая фата и жемчужная заколочка. Я потеряла дар речи. Тихонечко взяв эти сокровища в руки, Андрей встряхнул фату, чтоб она расправилась, приложил её к моему затылку и приколол заколочкой.

– Так, а где твои волшебные белые шортики? Как раз для свадебного путешествия. Будто прямо со свадьбы уехали.

– М-да! – выдал Бандана. – Жаль, что роль жениха придется играть тебе, Андрюха, а не мне.

Немтырь зычно чихнул, а Андрей спешно снял с меня фату и хотел было положить назад в коробку. Но там нашлись ещё какие-то бумаги. Я взяла их, чтоб посмотреть, и расхохоталась. Там были яркие рисуночки и озорные надписи «Не тревожьте, еду замуж!» и «Наконец-то я решился!»

– Кру-у-у-у-уть! У нас в Магнитогорске тоже такие на номера вешают. Вот это маскировочка!

Андрей молча пожал руку Бандане, а я в порыве благодарности чмокнула его в щёку, обняв за шею. Бедняга чуть не прослезился. Он смущённо хмыкнул, потёр свою не очень бритую щёку и сказал – А ведь я тогда на АЗС на большее и не рассчитывал… Ты уж прости, сестрёнка…

Я поцеловала его ещё раз.

В результате мы оставили его в ступоре эротических переживаний, а сами, собрав нашу «бижутерию», выбрались из фуры и пошли в лесопосадку маскировать мою ласточку. Почти не совещаясь, мы решили замаскироваться под агитпробег.

Через минуту Бандана был рядом с нами. Помогая нам крепить на правый борт транспарант с «Билайном», он деловито вещал.

– Значит так, ребятки, все наши будут предупреждены, я по рации всем, у кого радио есть, передам, чтобы опекали белую машинку с бирюльками. Как я понимаю, у вас теперь есть три костюмчика – агитпробег, ралли и свадьба. Вот пусть и ориентируются.

– А менты ваши переговоры не перехватят? – осведомился Андрей.

– Нет, у них рации на другой частоте работают, а, кроме того, мы-то по большей части на иномарках дороги жуём, и оборудование тут цифровое. Как ни кряхти – не подслушаешь.

– Ну, тогда можешь им и номера наши сказать… – вступила я.

– Бесполезно, не в шофёрских это привычках – цифры запоминать. Достаточно того, что машина белого цвета и с транзитными номерами либо вообще без них. Кстати, менты вас тоже будут вычислять по цвету и транзитникам… Так что лучшее для вас – агитпробег и свадебный наряд… Ралли – явно хуже. – Оказалось, что Бандана прирождённый психолог, по крайней мере, разбирался в психологии ментов.

Мы натянули на правый борт вывеску с агитпробегом. Получилось не очень здорово, потому что правые двери перестали открываться. Но это было лучшее из того, что мы смогли придумать. Заодно сняли транзитный номер с лобового стекла. После этого Бандана пожал руку Андрею, помахал рукой мне, я села за руль, Андрей просочился на заднее сидение. Я повернула ключ зажигания и тронулась.

В самый последний момент я услышала дикий крик. Тормоз. Что это? Это бежал немтырь и махал нам каким-то пакетом. Догнал, сунул пакет в мое окно и улыбнулся:

– Вот! На оставшиеся ваши деньги купили. Забыли сразу отдать. Это чтоб вы не останавливались по дороге. Это еда.

Ба-а-а! Да ты разговаривать можешь!

– Спасибо, Иван. Вы настоящие друзья.

Я пожала ему руку, как умела по-мужски, и мы поехали.

Шишкина Н.А.
Чинарев А.В.

Содержание

О создании «Путешествие Магнитогорск – Москва – Магнитогорск»
Не так все плохо!
В путь за приключениями.
Рок Вегас.
Утро.
Мой белый Лачетти!
Попутного ветра!
Поехали!
Дзержинск.
Желтая Бандана.
Погром в Нефтянике.
Воровство в АвтоСтолице.
Маскировка.
Уфа.
Опять погоня.
Гроза.
ДТП на Тещином языке.
Магнитогорск.
Расставание.
Новая жизнь.


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014 Frontier Theme