Путешествие «МММ». Попутного ветра!

Puteshestvie_Magnitogorsk–Moskva–MagnitogorskНе доехав до моего дома, Андрей остановил такси, чтобы немножко прогуляться пешком по улице. Погода просто отличная, и грех упускать возможность небольшой прогулки по столичным магазинчикам. Цели купить что-нибудь у нас не было, зато было свободное время, много тем для разговоров и желание зайти в какой-нибудь небольшой ресторанчик, чтобы тет-а-тет порадоваться успехам. Вынув меня из такси, бородач щёлкнул передо мной каблуками, вытянулся по струночке и выставил прямо передо мной свой левый локоток. Я поняла, чего он желает и, взглянув в его озорные глаза, аккуратно взяла его под локоть. Бородач повел меня в новую страницу моей жизни.

Как же мне было хорошо рядом с Андреем! Как же спокойно! Будто всю мою жизнь вот так вот мы шли с ним рука об руку, душа в душу, как папа с дочкой.

Мы недолго топтали тротуары, Андрей привел меня в какой-то небольшой ресторанчик. В нем было прохладно, самое то, что надо. Интерьер в мягких шоколадных оттенках помогал расслабиться, живая музыка совсем не напрягала, даже приятно радовала и приносила удовольствие. В зале нас было всего двое, и мне показалось, что, кроме нас, тут больше никого сегодня не будет. Я не сомневалась, что он позаботился об этом.

Не успели мы сесть за стол, нам сразу принесли два бокала и бутылку с красным вином. Официант поприветствовал нас, назвав по именам! Я в шоке! Бородач, явно, постарался.

– Андрей Авенирович! Колись! Быстро говори, когда ты успел заказать столик?

– Ошибаешься! Я заказал зал. Чтоб нам никто не мешал.

– Зал? Я в шоке… эээээээ!!! аааааа!!! а, сколько это стоит? Это же…

Андрей положил свою ладонь на мою:

– Стоп, Полина, не думай об этом. Забудь, – он налил нам вина и поднял бокал. – Давай выпьем за твою новую жизнь? За новую страничку в жизни, так точнее… Тем более вот нам уже и еду несут. Давай на брудершафт?

Мы встали и осушили бокалы до дна. Я даже не успела убрать бокал, Андрей наклонился к моему лицу и поцеловал в щечку. От неожиданности меня покачнуло, он успел подхватить меня, по-отцовски обнять и повести в танце. Вёл он меня медленно, через такт. Моя ладонь утонула в его огромной пятерне. Из колонок возле сцены негромко лилась музыка…

Пусть белая пена нас в даль провожала,
Прибрежный ласкал нас песок.
Но мы непременно вернёмся к причалу,
Взойдём на родимый порог.
И мать у порога платочком махала,
Удачи желала нам:
«Попутного ветра! Попутного ветра!
Попутного ветра вам!!!»

Пусть чайки большие над синей водою
Кричали, что новый есть путь.
Но мы не спешили за славою злою,
И прошлого нам не вернуть.
Берёзы шумели, подруги ревели,
В дорогу желали нам:
«Попутного ветра! Попутного ветра!
Попутного ветра вам!»

Ребята со сцены дарили нам строки новой песни, вкладывая в каждое слово все тепло своих сердец. Я не танцевала, я плавала в руках бородача. Только сейчас я почувствовала, что устала. Но усталость улетала в неизвестность с каждым новым тактом. Кроме рук Андрея, я не чувствовала никакой опоры, времени для меня не существовало. В его больших и сильных руках я была ребенком.

А ребята со сцены продолжали лабать нам свое произведение…

Тяжёлые вёсла по волнам хлестали,
И ветер шалил в парусах.
О будущих вёснах мы песни слагали,
Таили печаль в голосах.
Акулы и скаты, чужие фрегаты
И звёзды желали нам:
«Попутного ветра! Попутного ветра!
Попутного ветра вам!»

Дожди затяжные нам палубу мыли,
И радовал нежный снежок.
Мы – парни лихие – не зря, видно, пили
Шампанское на посошок.
Спасибо, родные. Спасибо, чужие.
Мы шлём благодарность вам,
За то, что нас ждали, за то, желали
Попутного ветра нам.

А дальше было что-то такое, что можно назвать буквально тремя словами, которые, впрочем, ничего не объясняют – волшебное очарование вечера. Мы весело и беззаботно чирикали, пили вино, танцевали, музыканты исполняли для нас какие-то песни-баллады, которых я не знала. Или, наоборот, Андрей их просил забабахать (несколько странное выражение для исполнения песен) что-н-ть ужасное, и тогда гремел хард-рок, под который мы активно прыгали, позабыв обо всём…

А позже, когда мы уже не спеша перемещались в сторону моей квартирки (приятно было думать, что это моя квартирка, да ещё в Москве!) и Андрей бережно поддерживал меня за руку, он раскрыл секрет этого индивидуального концерта. Оказалось, что он хорошо знаком и с владельцем этого ресторанчика, и с половиной музыкантов. И сегодня он просто воспользовался тем, что у них был репетиционный день, который плавно перешёл в вечер. А зал? Просто за неимением звукостудии ребята репетировали в приватном зале ресторана. Но несмотря на прозу разоблачения чуда, оно не стало менее чудесным… В общем, вечер удался.

После дня, насыщенного событиями, горячий душ и крепкий чай помогли несколько восстановить силы, но ненадолго. Мой организм, как бы я ни старалась прятать свою усталость, меня откровенно не слушался и после душа и чая превращался в пластилин. После маленького Магнитогорска Москва требует немало сил даже на банальную адаптацию, да и день вождения новой машины по улицам бешеного города – это особенный подвиг. Признаюсь честно, но я не помню, как уснула. Андрея я выгонять не стала, разрешив ему устроиться в зале на диване.

 *  *  *

Я проснулась от легкого прикосновения к моему плечу. Чуть приоткрыв глаза, я поняла, что лежу на большой кровати. Как я сюда попала? Где я? А! Да. Вспомнила…

Слегка шевельнувшись, я почувствовала телом, что на мне все та же братова рубаха, что я натянула на себя вечером после душа, и укрывает меня только одна махровая простынь. Ну, в принципе правильно. Ватному одеялу и делать нечего на мне в середине июля.

Андрей сидел у кровати, свернув ноги калачиком, и улыбался.

– А сколько сейчас времени? – кое-как выдавила я из себя.

– Половина восьмого. Пора вставать, Поленька, – еле слышно прошептал он, и его губы наклонились к моей кисти. Мне было настолько хорошо, что не хотелось шевелить даже пальчиками.

– Мммммм!!! – захныкала я. – Я не хочуууу! Я хочу спааать!

– Открой глазки, Солнышко! Нас ждут великие приключения, – шепнул Андрей уже громче, медленно, но очень настойчиво стягивая с меня простыню. Я даже не пыталась удержать её на себе.

Если бы хоть кто-нибудь из нас тогда знал, насколько он прав. Великие приключения – это еще мягко сказано.

Я вскинула руки вверх и, словно кошка, сладко, потянулась, выдав довольное ЫЫыыыыыыыыыыхх!!! и выгнув спинку. Я даже не заметила, как мой бородач ловко поставил меня на ноги и подтолкнул в направлении к ванной. Я послушалась.

Я мокла в ванной и просыпалась под струями теплой воды, когда в дверь позвонили.

Хх-м! Кто бы это мог быть?

Я слышала, как щёлкнул дверной замок и кто-то шагнул к нам на порог. Чужой мужской голос что-то пробубнил и затих, и тяжелые шаги унесли нежданного гостя куда-то в направлении кухни.

Сами знаете, мысли бегут очень быстро. За каких-то полсекунды родилось около десятка ответов на один лишь вопрос: Кто бы это мог быть? Но даже самый смешной – это сам его величество президент Российской Федерации соизволил привезти для меня пышные тёплые булочки и персиковый сок в гранёном кувшине – не смог меня разбудить. Я сама, как булочка, только ещё не булочка, а дрожжевое тесто, растеклась по маленькой ванной и поливала себя теплой водой. Вдруг дверь в маленькую ванную приоткрылась, в ее тесное пространство проникла волосатая рука Андрея. Дотянувшись до крана, она резко включила холодную воду. Я завизжала и быстро вскочила. Андрей захохотал, дверь закрылась за волосатой рукой.

Я выползла из ванной и укуталась в большое хозяйское полотенце. На стиральной машинке я увидела свою сумку. «…И когда он успел мне её сюда притараканить? Но спасибо! Как раз кстати. Где моя зубная щетка и чистое бельё? Ага! Вот они».

Почистив перышки и нарисовав глазки, я уже в чистом бельишке, как обычно по утрам, покрутилась перед зеркалом. Всё ли в порядке? Не выросло ли что-нибудь лишнее за ночь? Например, третья титька? Нет, титька не выросла. И даже две старые, то есть бывшие, то есть имеющиеся в наличии по паспорту, по инструкции, по проекту, не подросли, хотя и выглядели неплохо. Так, где моя любимая дорожная футболка?

Я залезла в сумку и увидела в ней какой-то полиэтиленовый свёрток. Что это? В моей голове тут же промелькнуло: «Эх! Нельзя по утрам открывать неизвестным пришельцам! Террорист! Бомбу принёс!» Достав пакет, я вспомнила, что это вчерашний подарок от Сашиной жены. Любопытство – мощный двигатель, скажу я вам. Заглянув в пакет, я увидела там что-то красное и вынула… шорты. Дыхание мое на мгновение перехватило. Какая красота!!! Любимая стрейчевая ткань, классная выкройка, клёвые кармашки, сочный красный цвет и вышивка яркими желтыми нитками трех оттенков на попе «ИЩУ ПРИКЛЮЧЕНИЯ».

Восторг! Щенячий восторг!!! Ай, да она! Ай, да молодец! Ну, какая же она пустышка? Умеет подарки выбирать, однако. Это многого стоит! Уважуха! Ошибалась я!

Не раздумывая, я натянула шорты на себя, следом дорожную футболку, она хорошо подружилась с дерзкой обновкой по стилю, и вышла из душа. Только сейчас я почувствовала обалденнейший аромат кофе. В моей голове промелькнуло — «Вот каким вкусным должен быть кофе! А то жуткое коричневое пойло, что приготовила я вчера, было лишь жалким его подобием».

Войдя в кухню, я остолбенела. Бородач накрывал на стол в серо-голубых трусах и … в красной майке! На спине такими же желтыми нитками, что и на моей попе, было написано: «ТЫЛОХРАНИТЕЛЬ». У окна на маленькой табуреточке, словно индюк на жёрдочке, сидел Юриванч. Хихикнув над его глупым видом, я кокетливо развернулась и покрутила перед вами попкой. Типа, полюбуйтесь, ребятки! Андрей сразу же выронил из рук банку со сгущенным молоком, и она громко брякнула днищем об стол. А Юриванч, что-то тихо лепетавший до моего выползания, прервался на полуслове и звонким басом заполнил все пространство вселенной:

Гы!.. Гы-гы!.. Гы-гы-гы-гы-гы-гы!!!

Я думала, сейчас попадают с хозяйских полок все блюдечки и кружечки, а стёкла, звонко задрожав, выпрыгнут из оконных рам. Через пару секунд Бородач активно поддержал его не менее зычным Гы-Гы-Гы!!!

– Ну, вот и замечательно! – заявила я. – Значит, я так и поеду.

Мужчины разом замолчали, словно я объявила им о преждевременном конце света.

– Да что вы, мальчики? Что с вами?

Я уселась на свободную табуретку и, взяв в руки кружечку с кофе, громко отхлебнула ароматный напиток. Андрей сунул мне в левую руку большую булку-посыпушку. Я догадалась, что это именно Юриванч позаботился о нас. Этот Геракл молча встал со своей жёрдочки-табуретки и отдёрнул плотный тюль в сторону:

– Полина Андреевна, посмотрите в окно. Мы машину доставили.

О! Как же она была хороша! Идеально чистая, моя ласточка отражала, наверное, каждый лучик утреннего солнышка, радуя меня и дразня завистливых старушек – дворовых КГБшниц! Но что-то в ней было не так, как вчера! Я долго разглядывала её в поисках изменений и, резко развернувшись, каким-то чужим голосом, да что там голосом, восторженным писком выдала: «Юриванч, миленький! Когда же Вы успели ее затонировать?» и, не стесняясь, накинулась на него, одним прыжком оказавшись чуть ли верхом на нем. Ошарашенный Юриванч подхватил меня под ягодицы, чтоб я не упала, и я почувствовала его чуть уловимую дрожь. Плевать я хотела на это его юношеское волнение и, крепко обняв его за шею, я покрыла его лоб благодарными чмоканьями. Бедный Юриванч стоял, как столб, и боялся пошевелиться. Я слышала только его робкие покрякивания, но мне показалось, что он был вовсе не против подобных лобызаний, и в его простом поддерживании мне показалось, появились даже какие-то нотки нежности.

Блин, какая же моя попа чувствительная оказывается! Умеет определить степень нежности прикосновений мужских рук. Прикольно! Градация – от просто поддержать (темно-синий) до раздавить от страсти (ярко-красный)!

Почувствовав нежно-розовые поддерживания, я решила, что хватит мучить мужика, и слезла с бедняжки. Как будто поправив слегка смявшиеся перышки, я уселась на своё место и продолжила кофепитие. Только тут я заметила, что Андрей покрылся лёгким багровым румянцем. Он сидел за столом и нервно грыз кусочек рафинада. Всё понятно! Удивительно, но меня это только несколько позабавило и, чтоб снять его напряжение, я тихонько подтолкнула его под локоть:

– Па… Ну, ты что? – и повернувшись к Юриванчу, воскликнула, – Юриванч, а ты садись с нами! Давай чайку!

Юриванч поперхнулся и, не найдя в своем лексиконе ничего, кроме «Э-э-э! Да я, это! Да я сыт! Спсиб! Я, это! Я пойду, мне не положено», схватил с подоконника свою борсетку и в три огроменных шага вышел из кухни. Меня это ничуть не расстроило. Мгновенно забыв о нем, я умяла две булки-посыпушки со сгущеным молоком, помыла посуду и поскакала в комнату собирать вещи.

Пора выезжать.

Застегнув свою дорожную сумку и закинув дамскую сумочку на плечо, я заявила:

– Нормальные люди на посошок на чемоданах сидят.

– А кто тебе сказал, что мы нормальные? И потом, мне плевать, что делают нормальные люди.

Из подъезда я вылетела на крыльях. Андрей же задержался у соседской двери, чтоб отдать ключ от квартиры. Оказывается, тонированные стекла моего нового авто – далеко не единственный сюрприз, ожидавший меня сегодня. Возле моего авто стояли такие же чистые иномарки неизвестной мне модели, полностью раскрашенные в серебристые и голубые цвета. Вокруг моего «Шевро-Лёта» степенно нарезал круги Юриванч.

Я, как вкопанная, встала на крылечке подъезда и простояла так где-то с полминуты. Тут вылетел Андрей и тоже остолбенел у меня за спиной. Через секунду он присвистнул, почесал затылок и заявил:

– Вот это да! Как я понимаю, мы поедем в сопровождении экипажей ГИБДД. Ну что ж, поехали! – он приобнял меня за талию и потянул к автомобилям.

На лавочке возле подъезда сидели вечные бабульки.

О, Господи! Оказывается, московские бабки ничем не отличаются от провинциальных. Такие же переднички, такие же домашние тапочки, такие же косые взгляды, наполненные осуждением. И тоже круглые сутки живут на лавочках на страже порядка. Пропуская нас мимо себя, эти старые перечницы очень внимательно просканировали нас с ног до головы и одна из них не удержалась:

– Ох уж эта молодежь!!! Ай-ай-ай! Наши сыновья всю жизнь на отечественные автомобили зарабатывают, а эта… посмотрите! Прикатила тут! Сразу видно, что мохнатым кошельком за свою иномарочку заплатила…

Мы одновременно остановились. Медленно оба повернулись к ней лицом и в один голос, не сговаривась, спокойно заявили: «Маменька, завидуйте молча!», так же одновременно развернулись и сделали шаг к авто. Бабушка нервно икнула и попыталась что-то нам заявить в спину, но я, резко сделав шаг назад и наклонившись к ее уху, быстро пресекла все её пожелания короткой рекомендацией «Вам выдохнуть надо!» Знала бы эта коряга, какой ценой достался мне мой автомобиль. Лучше бы сынков своих на верный путь наставила, а то, небось, трескают водку, сидя в семейных трусах в загаженных шестиметровых кухнях, и ругают тех, кому при раздаче ума и терпения немножко больше досталось.

Открывая передо мной водительскую дверь, Юриванч несколько покраснел и начал давать нам наставления.

– Полина Андреевна, обязан Вас проинструктировать. Александр Петрович дал распоряжение сопроводить Вас. Вы поедете в нашем сопровождении. Мы понимаем, что для Вас с Вашим небольшим опытом вождения московские дороги – большой стресс. И не отказывайтесь. У нас навигаторы, Александр Петрович в силах проследить за перемещением наших авто. В Вашем авто навигатор тоже есть. Инструкцию Вы найдёте в бардачке. Наши люди будут следить за перемещением трёх огоньков. Если Вы не желаете нашего увольнения, просим насладиться нашим сопровождением. Мы поедем медленно, не нарушая правил. Одна машина впереди, вторая сзади. Сирены и мигалки будем включать только в случае крайней необходимости. Когда будем за городом, остановимся. Вы отдохнёте, отзвонитесь нашему шефу и поедете дальше.

Не знаю, как кому, а мне его слова показались песней. Вот чтоб ко мне в моём городе было такое отношение, так это, наверное, за пределами всех самых фантастических возможностей. Если, конечно, не отдаться в рабство какому-нибудь папику-комбинатовскому воротиле. А тут, в столице, и такая честь! Тут мне и сам комбинатовский воротила-папик обзавидоваться может.

– Ваши вещи я разместил в багажнике, – продолжал Юриванч, – там же Вы найдёте продукты и много чего ещё, что может пригодиться Вам в дороге. Думаю, при первой остановке на ночлег вы с отцом всё рассмотрите.

Тут я, говоря на уральском диалекте, откровенно охренела, выпучив глаза и потеряв дар речи. Андрей улыбнулся. Оказывается, он тоже внимательно слушал весь этот отчёт. …Ну, милый мой, это в некотором смысле перебор. Но ты же понимаешь, что спорить и ругаться по этому поводу я не стану. Отец, так отец. Я просто основательно повеселюсь при случае…

Юриванч протянул мне какую-то небольшую коробку, которая всё это время лежала на капоте моей машины и вызывала мой интерес, и, побагровев, каким-то необыкновенно чужим голосом выдавил из себя:

– Полина Андреевна, а это я хотел бы подарить Вам лично от себя. Ваши смелость, решительность и непредсказуемость заставили меня в корне изменить моё отношение к женщинам. Да и Александр Петрович много мне о Вас успел рассказать. Возьмите. Это телефон. Аналога Вы нигде не найдёте. Это я для Вас лично сделал сегодня ночью. Там есть всё необходимое.

– Но это же, наверное, очень дорого.

– Пусть это Вас не беспокоит. Поверьте, я могу себе это позволить. В блокнот уже внесены контакты, которые я успел узнать за время нашего личного знакомства. Там есть и мой телефон. При любой непредвиденной ситуации Вы можете позвонить мне. Я постараюсь Вам помочь. Денег на сим-карте хватит даже если Вы всю дорогу до Магнитогорска будете разговаривать с Римским папой лично.

Я просто сгорала от любопытства. Я мгновенно вскрыла коробку. В коробке вместе с необходимыми причиндалами лежала большая трубка от обыкновенного домашнего телефонного аппарата. Угловатая, серая, в точности такая же, как и у моего рабочего. Мало того, такой же кудрявый шнур болтался, как коровий хвост. В саму трубку, как раз в том месте, которое при разговоре должно греться об мою щеку, был аккуратно врезан обычный сотовый телефон. Некопеечный, конечно, с функциями, о которых многие могут только мечтать. Самое интересное, что эта чудо-вещь еще может и фотографировать. Я округлила глаза. Широченная улыбка скрыла под собою обе мои щёки. Я смотрела на Юриванча, как на волшебника, и не знала, что сказать. Я только выдавила из себя:

– Ой! Спасибо. Я! Я! Я буду с ним аккуратна.

Скромно чмокнув Юриванча, я прыгнула в машину, и внимательно обследовала всё пространство. Куда же можно удобно поселить это чудо техники? Место было быстро найдено возле рычага коробки передач. Телефон устроился в своём новом гнёздышке, я в кресле, бородач рядом со мной. Юриванч сел в одну из патрульных машин. Я повернула ключ в замке зажигания, и машина завелась.

Что говорить? За рулем своего нового авто я чувствовала себя, как дома! Мы кортежем тихонько выехали на какую-то тихую улочку, потом ещё на какую-то и возле какой-то станции метро влились в большущий поток, текущий по широченному проспекту. Ну, стоит ли рассказывать? Каждый россиянин знает Москву со всеми ее проспектами и закоулочками.

Ехали мы с переменной скоростью, в потоке четырёхколёсных собратьев, и страха я не испытывала. Такие же машины, такие же дикие и наглые водители! Всё, как в Магнитогорске, только их больше. Да и чего бояться-то с таким сопровождением?

Шишкина Н.А.
Чинарев А.В.

Содержание

О создании «Путешествие Магнитогорск – Москва – Магнитогорск»
Не так все плохо!
В путь за приключениями.
Рок Вегас.
Утро.
Мой белый Лачетти!
Попутного ветра!
Поехали!
Дзержинск.
Желтая Бандана.
Погром в Нефтянике.
Воровство в АвтоСтолице.
Маскировка.
Погоня.
Уфа.
Опять погоня.
Гроза.
ДТП на Тещином языке.
Магнитогорск.
Расставание.
Новая жизнь.


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014