Путешествие «МММ». Рок Вегас.

Puteshestvie_Magnitogorsk–Moskva–MagnitogorskМосква встретила меня хорошей погодой, что было приятно – не нужно возиться с зонтами. Глядя в окно вагона, для себя я заметила, что столица своим внешним видом не очень-то меня и желает радовать. Как и в провинциальных городишках, грязи тут было хоть лопатами отгребай. Я сделала вывод, что в Москве живут такие же люди, как и в моем родном Магнитогорске.

Выйдя из вагона, Андрея я увидела сразу – он возвышался на голову над толпой встречающих, и его борода была единственной на весь перрон. Так что ошибиться я не могла. К своему удовольствию я обнаружила, что он приехал меня встречать не с пустыми руками. Андрей держал в руке три розочки необычной сине-белой раскраски. Я подошла, поставила на перрон сумку и сказала:

– Ну, здравствуй, это я!

Он улыбнулся, вручил мне цветы и скромно поцеловал мою подставленную щёку:

– Здравствуй, Полишка! Как доехала?

Удивительно, но его борода оказалась очень мягкой и приятной, что вызвало во мне дикий восторг. Удивительно, но я, не стесняясь, сразу же прилепила новому другу теплую кликуху.

– Спасибо, Бородач, терпимо, но лучше бы самолетом! – и, клюнув носом в необычной красоты букет, неожиданно для себя выпалила. – У нас в Магнитке так розы красить не умеют.

Подняв мою сумку, он продолжил:

– Пошли, я покажу, где ты живёшь!

– Как пошли? – удивилась я. – Я думала, что до гостиницы надо будет ехать!

– Ехать надо, но такси на платформу не заезжают, – засмеялся Бородач.

– Тогда пошли!

Мы вышли с вокзала, тут же подскочил мужик – «Такси кому?», мы прошли за ним и плюхнулись в машину. Бородач что-то сказал водиле, и мы поехали. Ехали недолго и вылезли возле какого-то вокзала.

– А что, гостиница даже не в Москве? – опять удивилась я. – На электричке поедем?

– Нет, квартира прям тут. – Андрей показал на дверь в подъезд. – Смотри, вот этот ключ от этой двери, а второй от твоей квартиры.

– Ты снял мне квартиру? А почему не гостиницу? И в чём прикол?

– Всё очень просто – тут метро под боком, сразу три ветки, Курский вокзал, и ващще тут центр, и всё под руками. Я же не знаю, куда ты собираешься ездить. Постоянно кататься на такси у тебя денег не хватит. А метро – вон оно, – Андрей махнул рукой в сторону вокзала. – Ладно, пошли в твои апартаменты. Кстати, если ты про деньги, то стоимость такой квартирки на сутки примерно такая же, как и в гостинице, но тут ты сама по себе и никто к тебе не докапывается. Да и нет фиксированного расчётного часа. И ващще, давай не бум заморачиваться на этом моменте. Считай, что это я тут живу, а ты у меня в гостях!

Мы вошли в подъезд, поднялись на несколько ступенек и оказались в коридорчике с несколькими дверями, моя оказалась второй с краю. Андрей открыл дверь, пропустил меня вперёд, я вошла и обнаружила небольшую, но симпатичную квартирку-студию. Особых изысков не было, но кухня была укомплектована всем необходимым, включая посуду и сковородки. В наличии были два кресла, журнальный столик, нечто вроде серванта и здоровенная кровать. Примерно 2×2, если не больше, и ещё пара тумбочек возле неё. Про себя я отметила, что на полу в квартире было очень красивое ковровое покрытие шоколадного цвета с белыми и бежевыми кубиками, такими же, как и на портьерах. Было очень чистенько и уютно.

Я заглянула в санузел, и поняла, что хочу принять душ. После поезда у меня всегда ощущение «очень грязного тела», такое впечатление, что пару месяцев не мылась.

– Мне нравится! – сказала я. – Так! Я сейчас приму душ, и пойдём обедать. А ты садись в кресло и можешь покурить, если хочешь.

Андрей так и сделал.

Я залезла в сумку, дабы достать мыльные принадлежности и попутно достала свежее обмундирование, косметичку и домашние тапочки и с удовольствием переобулась.

Через тридцать минут я довольная собой и чистая, как девственная ромашка, выползла из душа. Легкий макияж много времени не занял. Я облачилась в белую майку с цветными ромбиками на груди и белые шортики. Ничего особенного, но моя фигура неплохо украшала собой этот легкий полуспортивный прикид. С гордым видом, забавляя скорее саму себя, я продефилировала мимо своего асечного друга пару раз походкой фотомодели. Он, как глухонемой дурачок, смотрел на меня плотоядным взглядом. Я легко щёлкнула его пальчиками по кончику носа:

– Ну, что? Будем дальше офигевать или кушать пойдем? Ещё немного и мой животик прилипнет к позвоночнику, и в таком виде я не смогу покорить твою Москву.

Он громко сглотнул слюну и выдавил из себя:

– Да! О!… Боже, конечно, пойдём, – и, встав с кресла, вдруг заявил. – Слушай, а в случае чего я смогу тебя отбить от голодных собратьев по полу?

– Не беспокойся, я повода не дам. Всё будет хорошо.

Андрей ещё раз окинул меня с головы до ног раздевающим взором и направился ко мне столь решительно, что у меня мелькнула мысль – а не ошиблась ли я с сопровождающим? Потом я тут же вспомнила бессмертное из инструкции американским женщинам-полицейским – «если насилие неизбежно, то постарайтесь расслабиться и получить удовольствие». Странно, но эта мысль меня успокоила в то же мгновение.

Андрей не заметил блеснувшей в моих глазах паники и просто открыл передо мной входную дверь. Через полминуты мы были на улице.

Харчевня оказалась через дорогу, в здоровенной стеклобетонной избе со странным названием «Атриум». Ну, конечно, не харчевня, скорее ресторан, но Андрей упорно использовал это слово, и я к нему быстро привыкла. Мы достаточно шустро поели и опять вышли на улицу. Мой спутник почему-то подбоченился, простёр руку, как Ильич на постаменте, и торжественно произнёс:

– Гарден ринг, плииз!

– Чего-о-о-о? – опешила я. Всё-таки его словесные приколы с непривычки озадачивали… Потом сообразила, что это почти английский. – Это ты после обеда всегда на аглицку мову переходишь?

– Не-а… – честно признался он. – Просто прикалываюсь. А так я ващще языков не знаю. Куда имеем пожелание сгонять?

– Ну, куда может хотеть провинциальная барышня, первый раз попавшая в Москву?

– В цирк? – его физиономия явно была готова расплыться в улыбке, но я опять не успела среагировать.

– Зачем? Чего я там не видела? Тигров полудохлых? Не! Красную площадь! – чуть подумала и добавила. – И окрестности!

Андрей радостно хохотал, я поняла, что купилась, и засмеялась вместе с ним.

Очередной мотор был пойман через минуту. Это был какой-то малюсенький автомобильчик, габаритами напоминающий Оку. Мы забрались в него, прищемили коленками уши и по каким-то переулкам просочились к месту, которое Андрей обозначил странным термином «Яма». Автолилипутка остановилась, мы вылезли, и моему взору предстало темно-красное здание исторического музея. Правее слегка возвышалось нечто среднее между постаментом к мавзолею и стеклянным пантеоном. На мой недоумённый взгляд Андрей меланхолически сообщил:

– Раньше это была Манежная площадь. Теперь тут некое торгово-развлекательное место. И поскольку оно под землёй, то называется оно в народе – «Яма». Ну, это, – он махнул рукой влево – гостиница «Москва», напротив Госдума, там за углом Большой театр, а стоим мы возле зданий старого МГУ, того самого, что давно тому назад Михайло Василич основал. Ну, чё? Пилим на Красную площадь?

Я поозиралась вслед за взмахами его руки, покивала головой, и на всякий случай ухватила его за руку. Андрей не возражал, и мы парочкой, как первоклашки, пошли в подземный переход…

Вспоминая много позже эту импровизированную экскурсию по столице, я поняла, что мы посмотрели не так уж и мало. Другое дело, что Андрей мало что рассказывал, а его комментарии к конкретной местности были больше похожи на рассказы дяди Гиляя (книгу «Москва и москвичи» я читала давно и она мне нравилась). Мы побывали на Поклонной горе, заходили в ГУМ и ЦУМ, прошли Арбат насквозь, побывали возле того самого цирка и театра кукол и даже доехали до ВДНХ, но внутрь он идти отказался, потому что, как он выразился, «ноги стесал до самой задницы» и пора возместить потерю жидкости. В принципе, я тоже уже порядком устала, тем более что я только утром приехала.

– А где ты собираешься возмещать свои потери?

– Ты про что? – удивился мой бородач.

– Ну, тебе нужно возместить потери жидкости. И где? Кстати, я бы возместила потерю некоторого количества калорий…

– Дык! – он опять улыбнулся. – Знаю место! Ты эль пьёшь?

– Отчего ж! С удовольствием! А там хоть кормят, в этой харчевне?

– Абижяишь… Это называется гриль-бар ресторан «Рок Вегас». Вот мы туда счас и поедем. Пошли в метро.

В «Рок Вегасе» оказалось вполне уютно, несмотря на большой зал. Музыка была на редкость негромкой, но вполне слышимой, и разговору не мешала. Правда, я была уверена, что, когда ди-джей заберётся за свой пульт, музон станет громче и придётся орать, но тут ничего не поделаешь. У нас везде и всюду почему-то считается, что в рестораны народ ходит исключительно поесть от пуза и послушать громкую музыку сомнительного качества. А желающие поговорить по душам могут это проделать и дома.

Мы вполне приятно собеседовали и пили эль, потом нам принесли еду. Разговор был ни о чём, мне было комфортно, и я вполне освоилась. Андрей курил свой «Кэмел», радостно булькал элем (и куда в него столько влезало?) и хрустел крылышками «Аль-Катрас», по крайней мере, он их так называл. А я ела свой любимый рассольник и каре ягнёнка с овощами. Ну, эль я тоже люблю, поэтому, строго говоря, булькали мы вместе.

Примерно с час назад я заметила за одним из столиков позади Андрея мужчину средних лет. Судя по виду, это был яркий представитель южных народов. Кепки ему только не хватало. Все это время он, не стесняясь, пялился на меня, как на восьмое чудо света, и нагло подмигивал и улыбался. Сначала мне это нравилось, но очень быстро утомило и, признаться честно, через какое-то время стало даже раздражать. Он подозвал официанта и недолго с ним о чём-то разговаривал, потом достал из бумажника несколько купюр и протянул их официанту. Тот кивнул и удалился. Я уж было обрадовалась, что урюк собрался восвояси, но, когда на наш столик легла шикарная белая роза, я поняла, что радость моя была преждевременна. Очень странно, но Андрей таким событиям не удивился. Он улыбнулся и решил сходить за вазой, не пропадать же такой прелести, но я остановила его: «Я сама, не переживай». Он даже встать ещё не успел, я уже стояла у барной стойки и допрашивала того служаку-официанта, что пожелал заказать этот Тбилисский винодел. Вернулась я на место, конечно же, с вазой, полной воды. Кто бы знал, какой же был соблазн подойти к этому Автандилу и вылить содержимое вазы ему в штаны.

Я села на своё место. Официант медленно протопал мимо нас с небольшим подносом. На подносе он нес стеклянную креманку с грузинским салатом, лаваш и бокал с красным вином. Получив заказ, грузин как-то подтянулся (были бы перья, причесал бы!) и поднял бокал. Недолго поболтал вино в бокале и махнул мне бокалом, как будто желая со мною чокнуться. Я не стала его раздражать равнодушием и подняла навстречу ему свой эль, после чего абрек моментально осушил почти весь бокал.

– Кому это ты глазки строишь? – спросил Андрей, оглядываясь.

– Да вон тому азеру в замшевых ботинках. Тихо, не дёргайся, он не принесёт нам проблем. Скажи лучше, отсюда до моей квартиры далеко?

– Не волнуйся! Неужели ты думаешь, что я настолько плохо воспитан? Тут рядом, но мы поедем опять на метро.

– Красота! До метро далеко?

– Минут пять ходьбы, мы же на нём сюда и приехали!

– А, ну, да… Доедай и допивай скорее. Приготовь деньги, положи под вазу.

– Не понял! Нам что, придется сбегать от кого-то? Как интересно! Я заинтригован.

– Всё возможно, будь наготове.

На улице вечерело, солнце уже садилось, но сумерки были вполне светлыми, и фонари ещё не зажигали. Я продолжала беседу на заданную Андреем тему, а сама с любопытством наблюдала за новоиспечённым воздыхателем. Тот вёл себя несколько встревожено, покраснел, глазки его забегали, видно было, что что-то не так. Я заулыбалась.

– Слушай, не слишком ли много внимания ты уделяешь этому горному козлу? – спросил Андрей.

– Нет, что ты? Было бы к кому! Ты посмотри на него, разве он того достоин? Ух! Как ему невесело стало!

– Слушай, а что это с ним?

– Ничего особенного. Я, когда за вазой ходила, в его бокал лошадиную дозу слабительного насыпала. Посмотри, как этот петух к стульчику жопой прижался, чихнуть боится!

Андрей заржал, совсем не пытаясь сдержать эмоции, захлопал ладонью по коленке, из глаз его потекли слёзы. А вот мой абхазский орёл совсем забыл, как надо улыбаться. Видно было, что ему совсем уже невмоготу, он соскочил и побежал куда-то. Вероятно, в поисках заветного кабинета.

– Так, всё! Нам пора! Побежали! – я быстро встала, перекинула сумочку через плечо, схватила розу и двинулась к выходу мимо остывающего гнезда южной птички. Андрей ринулся за мной. На ходу я одним рывком оторвала корону розы от колючего стебля и водрузила ее в бокал, быстро опустошённый внезапно заболевшим «другом».

Когда мы выскочили из «Вегаса», народу на улице было уже не так много, как днём, и мы на всех парах пустились к метро. Спокойно мы выдохнули только, когда за нами закрылась дверь вагона. Бородач хохотал. Придя в себя, он спросил:

– Скажи, а за что ты его так?

– А пусть ведёт себя достойно! Видит ведь, не одна пришла, зачем глазки строил? Гарема мало что ли?

– Ну да, ну да… Коварная ты, однако! Слушь, а он не это…? Не того?

– Да что ему будет? Прочистит кишечник часиков так за десять, двенадцать, ещё и благодарить будет!

– Стоп! Это что же? Ему там всю ночь унитазу жопу показывать?

– А вот это уже не наше дело! Лучше найди мне платочек, я о шипы руку поранила.

– Ну-ка покажи! – Бородач взял мою руку в свою ладонь и аккуратно завернул ее в свой носовой платок.

Мы действительно, добрались быстро, и через двадцать минут я уже входила в свои апартаменты. Я секунду подумала, чмокнуть его в щёчку, или нет, но решила, что все же этого делать не стоит, просто помахала ему рукой через порог и закрыла дверь.

Организм уже не знал, чего ему больше необходимо – в душ, или сразу спать? Но, решив, что всё же усталость и пыль от прогулок смыть надо, я быстро скинула с себя всё и прыгнула в душ. Не успела я включить воду, мой телефон весело затренькал мою любимую мелодию. Номер Московской СИМки, купленной сегодня, никто, кроме Андрея, моей мамы и Юльки (я отзвонилась им и просила просто так не звонить, не тратиться), не знал. Трубку я брать не стала, и через несколько минут мой аппарат чирикнул, оповестив меня об СМСке. Не было никаких сомнений, что её автором был Андрей. Закончив обряд омовения и укутавшись в большое розовое полотенце, любезно предоставленное мне хозяевами, я прочитала: «Спокойной ночи, Полишка!» Не буду врать, мне было чертовски приятно. Я подошла к окну, чтобы приоткрыть на ночь окно, отдернула шторку и увидела на детской площадке Андрея. Он качался на маленькой качельке и выглядел очень смешно.

Длительная прогулка по Москве и масса впечатлений давали о себе знать, организм требовал сна. Я махнула рукой бородачу и рухнула в кровать. Прямо так, в чём мать родила. Телефон опять мне что-то чирикнул, но слышала я его уже сквозь сон. И во сне я приняла его за сигнал своего нового автомобиля.

Шишкина Н.А.
Чинарев А.В.

Содержание

О создании «Путешествие Магнитогорск – Москва – Магнитогорск»
Не так все плохо!
В путь за приключениями.
Рок Вегас.
Утро.
Мой белый Лачетти!
Попутного ветра!
Поехали!
Дзержинск.
Желтая Бандана.
Погром в Нефтянике.
Воровство в АвтоСтолице.
Маскировка.
Погоня.
Уфа.
Опять погоня.
Гроза.
ДТП на Тещином языке.
Магнитогорск.
Расставание.
Новая жизнь.


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014