Урок на дороге

Mertvyj_starterСлучилась эта история лет пять назад. Я тогда ездила еще на папиной семерочке. Хорошая была машина. Даже когда вдруг ломалась, все равно была хорошая. Любила я ее очень. И, если честно, не понимаю людей, которые часто негативно отзываются о продуктах отечественного автомпрома. Ну да. Отечественный. Ну да, из того что было. Зато с ремонтами здесь намного проще. Мне как-то хлопнули мою шкоду, которую я купила уже после семерки, так я все на свете прокляла, пока восстановила ее. Шкоду я тоже, конечно, люблю, но это другая история.

Эта карбюраторная семерочка досталась мне в наследство от папы. Ездила я на ней три года и ничего не боялась. Это я о поломках. Или я еще безбашенная тогда была, или машина была просто новая и еще не успела износиться. Хотя к концу третьего года как-раз она и начала немного капризничать. Вот тогда-то и произошел этот случай.

В принципе, ничего страшного, все обошлось. Но некоторые уроки я тогда получила и в конце рассказа поделюсь с вами. Дело было в июле. На улице жара. Понедельник. Накануне проехала больше сотни километров, и уже тогда машина начала проявлять свои недовольства. Я-то думала, что карбюратор в жару плохо подкачивает бензин, такое бывает. Машина просто сначала перестает ехать, а потом глохнет. Меня даже учили, что надо делать. Я каждый раз задирала капот, клала на карбюратор мокрую тряпочку, чтоб охладить его, потом подкачивала бензин и ехала дальше. Так я и делала в этот раз. Но расстояния между остановками были все короче и короче, пока в один непрекрасный момент карбюратор не сказал мне: «Прости, Наташенька, я больше не могу».

Наташенька-то, конечно, простила, но находилась она в этот момент на трассе. Вместе с машиной и ее карбюратором. До ближайшего населенного пункта 20 км, если ехать вперед, и столько же, если назад. Утро, через час на работу.

Я открыла капот, выполнила уже ставшие привычными процедуры охлаждения деталей машины и тыкала кнопки телефона в слабой надежде на помощь. Но тыкать тоже было бесполезно, потому как вышки телефонной связи были в населенных пунктах, и невидимые нити связи с цивилизацией прервались вместе с жизнью карбюратора. В общем, невесело. Подождав минут двадцать, я решила еще раз испытать удачу. Зря!

Я повернула ключ зажигания. Машина дернулась пару раз в попытках подхватить искру и, не заведясь, громко заорала. Нет, это не сигналка. Из-под капота вырывался громкий противный скрежещатый звук. Что-то кричало в ближайшие населенные пункты, что «умерло намертво» и воскресать не собирается. Я выдернула ключ из замка зажигания. Звук не прекратился. ЧТО ЭТО??? Ясно, что ничего не ясно!

Блин! Надо что-то делать? Что? В таких ситуациях мозг, если правильно переключился в режим экстренной ситуации, начинает фантанировать вопросами, командами и идеями. Мне повезло. Первая команда, которую дал мне мой любимый мозг, была предельно проста: «Наташа, отключи аккумулятор!»

Дернув ручник вверх, я выпрыгнула из машины и кинулась к аккумулятору. Клеммы. Надо сбросить клеммы. Надо обесточить. Голыми руками я стала дергать эти несчастные клеммы, но они тоже не слушались. Ключ. Надо ключом. Какой тут? На 13? Неважно. Где мои ключи? Багажник. Где-то в глубине, чтоб не мешались. Салон автомобиля. Кнопка багажника. Крышка багажника. Сумки, огурцы, картошка, пакет с землей для комнатных цветочков, коробка с обувью, лопата. Да-да, лопата! Мало ли где в лесу забуксую? Смех смехом, а пару раз пригождалась. Где ключи? Где ключи? Не могу найти, а машина орет дурниной.

Я выбрасывала из багажника все, что мешало добраться до заветной цели, и вдруг увидела, что приближается какой-то автомобиль. Какая-то то ли восьмерка, то ли девятка, то ли еще какое зубило (когда-то такие модели получили в народе именно такое прозвище). Разноцветное и без переднего бампера.

Бросаюсь на дорогу и начинаю прыгать, махая руками. Зубило остановилось в метре от меня. Оно даже не остановилось. Оно резко оттормозившись, чуть ли не уткнулось мордой в асфальт, из-под его колес пошли сизые вонючие клубы дыма от жженой резины.

— Вах! Щто ты под калёсы пригаищь? Жжить надоела? – из-за руля быстро выскочил бородатый рослый мужик южной национальности, — Щто такое? Э-э!

— Ключ! КЛЮЧ!!!

— Какой ключ? Э-э!

Вот знаете? Я была готова растерзать его в объятиях от благодарности, что остановился, и убить за тупость одновременно. Не мужик что ли? Не видишь, что сломалась?

— Ключ! Клеммы сбросить надо!

Сообразил. Он сделал три полутораметровых шага к моему капоту и скинул клемму огромной клешнёй. Без ключа. Одной левой. Вот это да!

Машина замолчала. Ух ты! Сколько кузнечиков-то в поле стрекочет! Слышно стало всё. Даже топот мурашей по сухой земле. М-да… А дождя-то давненько не было.

Длинный бородатый южанин, напоминающий своей худобой шнурок, пялился под капот и чесал затылок.

— Щто у тебя слючилось?

— И не знаю даже. Сначала карбюратор умер, а потом и этот скрежет. Полагаю, стартер. Не рассчитан он на ту нагрузку, которой я загрузила его последние сутки.

— Щто? Нэ заводится?

— Не заводится, – печально вздохнула я.

— Давай, починю! Э-э!

— НЕТ! – я, словно грудью на амбразуру, кинулась защищать свой автомобиль.

— Тогда давай с толькача заведу.

— Она не заведется.

— Заведется! Ты мэня плёхо знаищь!

— Да я вообще тебя не знаю!

Я прикрыла капот и кинулась к багажнику складывать разбросанные хозяйство и запасы. Шнурок стал толкать. Машина согласилась как-то неохотно. Протолкав метра четыре, шнурок решил повернуть немного руль вправо.

— ЗАЧЕМ? Там же кювет?

— Ну да! Она с горки в кувэт покатится и завэдётся.

— НЕ НАДО!

Но было уже поздно. Машина была уже мордой в кювете и заводиться не желала.

— Падажьди! Э-э! Сэйчас мащиной дерну.

Мужчина пошел к своей восьмерке. Да, это все же восьмерка. КАК он в нее помещается? В этом тощем шнурке минимум два метра длины. Влез. Сложился как-то. Завелся и задним ходом подъехал к моей машине, встав мордой к морде. Вылез уже с веревкой. Лихо бросился связывать автомобили.

Блин! Картина маслом! Одна машина мордой в кювете, вторая на встречной полосе попой вперед, без бампера, крашеная во все цвета радуги, явно перетерпевшая не одну аварию. А тут еще и это! Любой незнающий человек со стороны увидит в происходящем неприятную аварию, а если точнее, то лобовое столкновение. И опять же любой здравомыслящий человек, увидев такое, притормозит, остановится, предложит помощь, но тут…

Один только автомобиль проезжал мимо. Сначала показалось, что едет человек здравомыслящий. Притормозил, стал останавливаться, но тут из кювета нарисовалась черная борода южанина, глаза здравомыслящего человека округлились, и нога вдавила педаль газа в пол. Машина умчалась быстрее, чем примчалась. Здравствуй, помощь, и прощай.

А вообще-то я на месте того здравомыслящего человека сделала бы так же. Сколько вот таких подстав бывает на дорогах? Мошенников-то много. Сначала стоит машина на обочине, тетка какая-то прыгает рядом, типа, поломка. А потом выползает из леса банда злыдней и… И поминай, как звали! Все же водитель был здравомыслящий.

С каждой минутой мое негодование возрастало. И через некоторое время я уже, не стесняясь, орала на шнурка:

— Доставай мою машину из кювета и вали уже отсюда!

Шнурок только улыбался:

— Ну щто ты так вольнуещься? Э-э!

Выползать машина не хотела. Наверное, боялась.

— Да что ты ее за морду дергаешь? Ее сзади вытаскивать надо!

— Да? – почесал затылок шнурок. Через несколько минут машины были сцеплены уже задами друг к другу и снова тянитолкай. Какое счастье! Машина охотно выползла из кювета, и я готова была обнимать и ее капот, и багажник, и вообще всю целиком. Но я кинулась самостоятельно отвязывать чужую веревку от своей машины. Скорее! СКОРЕЕ! Пусть едет отсюда, куда ехал! Я согласна тут дальше одна загорать. Но шнурок не торопился, и никакие Спасибы не давали ему понять, что здесь он больше не нужен. Пришлось опять малость прикрикнуть и объявить открытым текстом: «УЕЗЖАЙ уже отсюда!». Правда, слово «уезжай» звучало немного иначе.

Уехал. И я осталась. Вот тут я ощутила уже радость от одиночества. Но радовалась я не долго. Достав из багажника знак аварийной остановки, я водрузила его прямо на крышу машины, чтоб всем видно было, открыла в машине все окна, благо стеклоподъемники на «мясорубках», то есть не электрические, и залегла в машине слушать кузнечиков.

Просто так без дела валяться долго я не смогла. Просто так впустую убивать время – это кощунство. А в таких условиях еще и самоубийство, потому как всякая фигня в голову лезет. Надо что-то делать, чем-то себя занять Сначала глоток воды. Это успокаивает. Потом какое-то занятие. В бардачке я нашла мел, давно когда-то дочке покупала. Весь остальной хлам не представился мне интересным. Зачем мне сейчас свечи накаливания или лампочка дальнего света? Мелом же я нарисовала на асфальте классики и стала прыгать. Подумаешь, что я уже не первый год как мама, ребячество-то во мне никто не убивал.

Вскоре остановилась какая-то машина. По отсутствию шума двигателя это иномарка, сделала я для себя вывод и тут же загадала: «Какая это будет марка, такую я и куплю себе на замену папиной семерочке». То есть когда вырасту большая и заработаю много денег.

Это была Шкода. Светловолосый мужичок спросил, что случилось и какая помощь нужна. Пожаловалась, конечно, попросилась на буксир до Верхнеуральска. Но получила только моральную поддержку. ОбъяснИл он там как-то отказ. Ну чтож, и на том спасибо! Без обид. В принципе, я понимаю, не каждый водитель рискнет взять на буксир неизвестную барышню с непонятно каким стажем вождения, да еще на отечественном «корыте». Я бы сейчас на своей шкоде тоже не взяла.

Второй остановившийся тоже поддержал морально. Даже по описанию случившегося подтвердил мои догадки. Стартер. Подготовил морально, что ремонт может встать недешево. К нему на буксир я сама не просилась, хотя и предлагал. Не по пути.

Третий автомобиль был для меня настоящим подарком судьбы. Я даже не мечтала, что такое чудо остановится возле меня. Новенький черный мерседес с блатными номерами и солидным дяденькой за рулем. В галстучке. Начальник, наверное, какой-то. Я даже дар речи потеряла сначала.

— Что, барышня, танцуем? Сломалась?

— Ну, как-то так.

— А что сломало-то? Колёсико?

Обидно как-то стало! Вроде не девочка, а как с ребенком со мною разговаривает. Отвернулась, увидела свои нарисованные классики. Ну да! Ребенок.

— Не-е-е! Тут компот целый. Сначала карбюратор, потом стартер, потом отсутствие напряжения. Вот! Кукую тут теперь.

— Ах, вон оно что? Слова-то какие знаешь. Ну, значит, где педаль тормоза, помнишь, тормозить умеешь. Когда последний раз на буксире-то каталась?

— Ой! Да давно это было! Еще в садик ходила. Папа как-то тоже так на трассе еще на Москвиче потух, так я сзади ехала, вперед-то до 12 лет не пускали. Я уж и забыла, как это делается, — улыбнулась я.

— Ну, значит, будем вспоминать! – подмигнул начальник.

Не спрашивая, начальник подцепил мою семерочку на буксир к своему мерсу, и мы плавно покатились в нужном мне направлении. Медленно, долго, но надежно. Он притащил меня в Верхнеуральск в какой-то автосервис, сказал механику, что подобрал меня на дороге, и уехал. Даже копеечку не взял. Улыбнулся только и пожелал больше не ломаться. Бывает же такое!

Чинили мою семерочку часа три. Стоимость вышла в разумных пределах. Стартер, конечно, в мясо. Только я не помню, то ли в нем что-то меняли, то ли его сам поменяли, но внутренности старого выглядели очень печально. Вот как описать? Вот поставьте на газ кастрюлю с борщом и забудьте ее на пару часиков. А как остынет, загляните внутрь. Вот здесь было примерно то же самое, только немного в другом диаметре. Все же стартер – это же не кастрюля. А вот сам карбюратор был нормальный. В нем там какой-то шток сточился и без него карбюратор просто не подкачивал бензин. Как-то так. Мужчины поймут.

После ремонта до Магнитогорска я долетела, как на крыльях. На работу, конечно, я тогда сильно опоздала. Взбучки не было. Отзвонилась, как только связь появилась. Еще когда на буксире ехала.

А знаете? А мне понравилось на буксире кататься. Прикольно. Едешь и думаешь о фигне всякой. Тут только главное – не забывать в нужные моменты руль поворачивать и на тормоз давить, чтоб не приехать в свою же лошадку. Ух, много я тогда передумала! Много уроков для себя вынесла из этого приключения. Поделиться?

Хорошо. Делюсь, обещала ведь.

Урок первый. Никогда не выезжайте в дальнюю дорогу на неисправном автомобиле. Не надо надеяться на тот самый «авось», он не всегда срабатывает.

Урок второй. Почитайте хоть немного литературу об автомобиле, на котором ездите. Зная хоть что-то при нехорошем случае хоть как-то кому-то объяснить сможете, что случилось.

Урок третий. Держите ключ, которым можно быстро открутить и скинуть клеммы с аккумулятора, в легкой доступности. А не где-нибудь далеко в багажнике под лопатой. Мало ли?

Урок четвертый. Лопату тоже с собой катайте. Конечно, не такую большую, как у меня была тогда, мы в саду такими лопатами картошку хороним и выкапываем. А вот саперная, например, будет самое то! Мне лично пару раз лопата помогала. Я даже как-то шкоду из снега выкапывала. В крайнем случае лопатой можно защищаться! И воду возите. Зимой с водою сложнее немного, зато есть лопата.

Урок пятый. Никогда не позволяйте себе паниковать. Паника еще никого не спасала. Только дружба с мозгом позволит вам найти выход из плохой ситуации. Не давайте себе скучать или унывать. Где бы вы ни находились, надо быть чем-то занятым. Кстати, разговор с подругой и подгрызание печенья тоже немного можно считать занятием, но только немного.

Урок шестой. Верьте, что хороших людей много! Верите – вам помогут. Не верите – все пройдут мимо. Помните, феминизм напрочь отрезает все пути к спасению. Дружненько надо как-то. Дружненько! Бородатый шнур, прости меня, что я тебя тогда послала. Я потом уже поняла, что ты хотел, как лучше.

Урок седьмой. Запомните, с мужчинами надо разговаривать, как с мужчинами. Они понимают только вполне конкретный мужской язык. Они быстрее поймут вас, если свое желание вы объясните им кратко: «УЕЗЖАЙ!»

Да! И… И не бросайтесь под колеса. Но это уже другая тема.

Автор фото: Алексей Шевченко, г.Магнитогорск

 


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014 Frontier Theme