Минус один. Любезные страховщики

Minus_odinНастала пятница.

За час до назначенного времени Светлана и Алексей пошли на стоянку за машиной Алексея. Утро было морозное, и на редкость ясное небо как никогда сияло и радовалось восходящему солнышку.

Алексей заводил машину, а Светлана ходила вокруг нее и сметала со стекол варежкой ночную изморозь. Вдруг на мгновение стало как-то необыкновенно светло. Что это? Светлана стала вертеться вокруг себя в поисках источника света. Ничего необыкновенного вокруг себя не увидела. Странно! Машина что ли так ее осветила? Она развернулась навстречу потоку автомобилей. Поток был немаленьким, шли и маленькие, и большие машины, и ни одна из них не светила так ярко, какой была вспышка. Светлана пожала плечами и продолжила обмахивать стекла. Алексей в машине тоже заметил вспышку и оглядывался. Искал, что же это был за свет.

Только через два часа им позвонят и спросят, все ли у них нормально. Только потом они узнают, что это был свет вспышки Чебаркульского метеорита, пролетающего чуть в стороне от города и рассыпавшегося на части в полутора сотнях километров. В тот день жители многих соседних городов почувствовали на себе силу удара взрывной волны. Тогда снесло немало заборов и гаражных ворот, повыбивало немало оконных стекол, в Челябинске ударной волной даже сдуло стены ветхоаварийного цинкового завода. Благо, его не эксплуатировали уже несколько лет. Но с осколочными ранениями и сердечными приступами к врачам обратились в тот день тысячи жителей области. Даже в дурдомах творилась такая неразбериха, что в первый час после полета пришельца в белые рубахи «запаковали» даже часть персонала, утверждающего, что в небе летают светящиеся хрени.

На осмотр никто не опоздал. Прибыл даже виновник. С вокзала он прикатил на такси. Таксист, видимо, не совсем понимал, что произошло с машиной или успел наслушаться от дрыща партию сказок о ДТП. Он все время влезал в процесс осмотра и выдавал во всеуслышанье фразы типа «машина-то не новая была!», «зачем ей новые детали?» и подобное, на что Светлана зло зыркнула на него и зашипела:

— У меня была НОВАЯ машина! Пробег у нее всего около пятьдесят пяти тысяч в отличие от твоей махарайки, и вообще не лезь не в свое дело!

Таксист вжал голову в плечи, укутался поплотнее в куртку и спрятался в свою видавшую виды десятку. Светлана посмотрела на нее. Ну, все понятно. Вкруговую битая. Дяденька-то еще тот водЯтел.

Дрыщ был одет очень легко. Было видно, как он сильно дрожал от мороза. Был он молчалив. Понимал, что лишний его пук может привести к мордобою, Светлана что было сил держала себя в руках, чтоб не накинуться и не порвать его на куски за дочь, за машину и всю нервотрепку, которую ей приходится и еще придется вытерпеть с этой бумажной волокитой.

Осмотрели. Страховой агент при Светлане составил акт осмотра, прочитал его и попросил расписаться. Все выглядело прилично, акт был большой.

Вечером в тот же день из Прохоровска приехали офицеры из ГИБДД. Необходимо было допросить несовершеннолетнюю Машу. Как же все было? А то вдруг мама врет? Допрос-дознание был в присутствии Светланы и Алексея. Все прошло хорошо. Закончив с допросом, дознаватели достали из папки распечатанный скан запроса из страховой компании, который Светлана отправляла неделю назад. Нужные документы были уже в страховой, а тут на тебе! Еще по экземпляру. Красота! Ничего! Не помешают. Женщина улыбнулась себе. Но вместе с теми документами они достали еще один. Это была справка о пострадавших.

Алексей взял, почитал.

— А почему стоит галочка, что скорую не вызывали? Вам ведь много раз это говорили. Вы глухие? Или вам страховая доплачивает за такие документы?

Дознаватель тут же поставил галочку в нужном поле, лишнюю зачеркнул, написал что-то вроде «Исправленному верить» и расписался.

— Вот теперь, Светлана Алексеевна, эту справку нужно в страховую увезти.

— Ну, надо, значит, надо! Унесу.

На следующей неделе Светлана опять пошла по инстанциям. Полноценный обед в середине рабочего дня уже давно перестал использоваться по назначению. Благо, Светлану в офисе любили и не отказывали в помощи. Помочь и отвезти ее куда-нибудь по пути стало уже обычным делом. Но злоупотреблять Светлана не любила и в этот раз уехала на маршрутке.

В страховой Светлану уже помнили.

— Здравствуйте! – вежливо поприветствовала ее девушка-консультант. — Что-то опять случилось? Вы ведь уже все документы, кажется, сдали.

— Еще одну справочку привезла.

— Пойдемте. – И девушка провела Светлану без очереди.

Когда принимающая документы девушка увидела справку о пострадавших, она потерла лоб и выдала:

— Знаете? Мы должны будем отказать Вам в делопроизводстве.

— Как это? – Светлана округлила глаза. Стало жарко. – Уже и осмотр был.

— Если есть пострадавшие, надо обращаться строго в страховую компанию виновника. Без пострадавших две компании сами бы урегулировали спор, а в Вашем случае только туда. Таков закон.

— Но, простите… — Светлана чуть не плакала. – Как же так? Я же у Вас тогда еще спросила, все ли в порядке? Нет ли еще каких вопросов?

— Но вы же не дали нам справку о пострадавших! – Пыталась оправдаться девушка.

— Но я же спросила: Нет ли еще каких вопросов?

Светлана уже кричала. На звуки скандала вальяжной походкой пришаркал тот огроменный неухоженный увалень – начальник отдела. Он встал у стола девушки, хлопал своими глазенками и молчал, открыв рот.

— Почему Вы не задали мне вопрос о пострадавших? – Не успокаивалась Светлана. Почему Вы не сказали мне тогда, что в случае с пострадавшими надо только в страховую виновника? Почему? Почему?

— А разве Вы это сами не знаете?

— А я не каждый день в ДТП попадаю! Мне неоткуда это знать! Это Вы, как работники страховой, обязаны мне говорить, обязаны спрашивать! Я Вам, когда страховала свою машину, за это деньги платила! И заметьте, немалые!

Посетители страховой, такие же пострадавшие, оформлявшие свои случаи за соседними столиками, внимательно следили за перепалкой. Кто-то ехидно улыбался, а кто-то и выводы для себя делал. Девушка изо всех сил защищалась и тоже перешла на крик.

— Так вас тут ко мне по пятьдесят человек ходит! Я что? Каждого должна опрашивать, были ли пострадавшие?

— Конечно! Ты не должна! Ты обязана! Тебе тут за это деньги платят. – Светлана не давала девушке даже слово вставить. – И неважно, кто и сколько к тебе тут ходит. Ты понимать должна, что люди к тебе приходят часто после огромного стресса. И не все после этого стресса могут адекватно воспринимать реальность. И не все вообще в документах разбираются. Ты обязана каждому помочь! Ко мне по сотне в день ходят, и все получают помощь!

Девушка замолчала. Молчали все! Начальник отдела не знал, что сказать, и продолжал стоять у стола побежденной барышни.

— Отдайте мне все мои документы. – Приказала Светлана. – И напишите на листке адрес той страховой.

Девушка стала объяснять, где находится ближайший офис их конкурентов.

— Я попросила, напишите мне на листке. Я так могу не запомнить. Можете считать меня неадекватной. Я – ваш клиент, и вы обязаны именно написать мне нужный адрес.

Получив все желаемое, Светлана тяжелым шагом двинула к выходу. Последнее, что она сказала, это «Дай Бог Вам никогда не испытать все, что я испытываю сейчас с этой волокитой!» и хлопнула дверь, оставив всех в гробовой тишине.

— А ведь она права! Еще одно замечание в твой адрес, лишу премии. – Одумавшись, сухо сказал начальник отдела по урегулированию убытков своей покрасневшей сотруднице.

Но Светлана этого уже не слышала. Она уверенной походкой шагала в офис Росгосстраха. Распаленная женщина не чувствовала холода. Идти было недалеко. Через двадцать минут Светлана была уже в другом офисе.

Посетителей не было, что подтвердило предположение Светланы о том, что компания – не самая распространенная, а, следовательно, и не самая щедрая на выплаты. Девушки приняли потерпевшую вежливо.

— Добрый день. Что у Вас случилось?

— Да, девочки, здравствуйте. Можно по порядку? – уселась на предложенный стул Светлана и достала документы.

— Да, конечно! Мы Вас слушаем.

Светлана долго рассказывала, что произошло, с чем столкнулась. Девушки слушали с пониманием, но принимать заявление не желали. Объяснение все то же. Нужен владелец авто. Ну, надо, так надо. Мама приедет. Надо еще и осмотр снова проводить. Тут выяснилось, что Росгосстрах на осмотр требует только присутствие автовладельца и вовсе не требует присутствия виновника. Странно как-то. То, что вызывать виновника повторно уже не надо, принесло некоторое облегчение.

С горем пополам Светлана добилась, чтоб девушки позвонили в головной офис компании и зарегистрировали факт аварии: где, когда, кто с кем и с какими последствиями. Появился номер страхового дела. Уже что-то. Имея на руках номер дела, Светлана потребовала сразу назначить и время осмотра.

— Но нельзя же без заявления! – возмутились девушки.

— Да будет заявление! Назначьте день осмотра, а за день до осмотра мы и заявление напишем. Не гонять же маму-пенсионерку по морозам из города в город. Один раз приедет, и все сделаем.

Время было назначено, и мама снова приехала в гости. Все по второму кругу. Заново.

Документы приняли быстро, но и в этой страховой без неприятностей не обошлось. Конфликт произошел при составлении акта осмотра автомобиля. В обещанное время акт никто предоставлять, как оказалось, и не собирался. Его составлять стали при Светлане и с большой неохотой. Страховщик то и дело отвлекался на всякие глупости, чем сильно стал раздражать и без того агрессивную Светлану. Она наклонилась поближе к составляемому акту и снизу вверх посмотрела прямо в глаза оценщику. Ее лицо очень близко к его лицу. Светлана улыбнулась ему и заявила:

— Ну, так мы работать будем? Или будем коллективно решать глобальные мировые проблемы по смене картжиджа в принтере чужого офиса?

Оценщик вздохнул и продолжил дело.

— В машине был еще датчик температуры.

— Я его не видел. – Грубо отрезал оценщик. Низкорослый упитанный холеный парень, назвавшийся ранее Валерием, откровенно издевался. Светлана чувствовала, что он пытается сделать из нее дуру, ожидала, что он впишет в акт далеко не все, и уже приняла решение искать независимого оценщика.

— А почему Вы не вписали сработавшую подушку безопасности и вышедшие из строя ремни? – Спросила оценщика Светлана. Первое, что она услышала в ответ, это было малопонятное «Ой, блин, забыл, не сфотографировал», которое оценщик пробурчал себе под нос.

— Как не сфотографировал? – Светлана удивилась. – Вам же еще в гараже я лично сказала, что она сработала. Еще отметила, что и ремни не вернулись в исходное состояние. Разве вы не помните?

— Это я отлично помню.

— Так в чем же дело? Пишите!

— Нет. Не буду.

— Но, почему?

Страховщик нашелся, чем себя защитить. Он достал копию справки о ДТП и ткнул пальцем в поле, где были вписаны полученные в аварии дефекты.

— Потому что сюда инспектор вашу подушку не вписал.

— Но это не говорит о том, что она цела. Инспектор много еще что не вписал.

— Не вписал, значит, все было целое.

— Вы в своем уме? По-вашему, получается, что я сама после аварии эту подушку из руля выцарапала?

— Именно так! Вы сами ее оттуда достали. Или она у вас до ДТП была уже неисправна.

— Что? – Светлана задыхалась от гнева.

— Что. Что… Что слышали… — Далее страховщик уже откровенно хамил, не желая уступать женщине, которая была права. Он издевался и ему это явно нравилось. Светлана сидела и молчала, глядя прямо в глаза подлецу. Спорить больше не хотелось. Бесполезно. Он сам себе перечил. Мысли в ее голове неслись быстро. Инспектор на месте аварии вовсе не обязан был вписывать в справку подушку. Он описал повреждения только поверхностно. А ты, господин Валерий, несмотря на справку, вписал в акт и несколько деталей, которые в справке даже полусловом не упоминались. А подушку ты просто сам не сфотографировал. Сам облажался. Это твои проблемы. А теперь орешь на пострадавшего. Тебе это боком выйдет. Я этого так не оставлю.

Дослушав, Светлана тоже ткнула пальцем в справку.

— Не надо кивать на инспектора. Он не обязан на месте ДТП делать твою работу, описывая все повреждения. Иначе, зачем ты тут работаешь? И еще. Этот инспектор за свои каракули уже получил лишение звездочки. Минус один лейтенант. А ты нагло провоцируешь судебный процесс против своей конторы. И ты его получишь.

— А мне плевать!

— Дайте мне мою копию акта осмотра! Я должна знать, что мне заказывать для ремонта.

— Не имею права. Пишите заявление, и девушки вам его выдадут.

Светлана пересела со стула на стул и написала заявление. В понедельник ей пообещали выдать нужный ей документ.

Когда Светлана уходила, он попытался зацепить ее еще раз и вызывающе крикнул ей в спину:

— До свидания!

— Прощайте! – дерзко ответила разгневанная женщина.

— Но, Вы же к нам еще придете!

— Не!!! – отрицательно и очень уверенно покачала головой. – Приду не я! Придет мой адвокат.

И закрыла за собою дверь. Уверенность в том, что будет жалоба в головной офис Росгосстраха, будет независимая оценка, что будет суд, после этого конфликта была уже стопроцентной. Вернувшись на работу, Светлана активный поиск специалиста, который сможет защитить ее интересы.

 

Содержание

Минус один
Второе февраля
Дела офицерские
Любезные страховщики
Главное – не сдаваться!
Первое апреля
Суд

 


Еще на сайте:

Смотрите разделы сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

zapetelinka.ru © 2014 Frontier Theme